Главная        Проповеди        Аудио        Видео        Книги          Контакты
.pdf

ПРОЩЕНИЕ

1    Давайте постоим одну минуту для молитвы. Давайте теперь склоним головы.
2    Наш Небесный Отец, мы считаем это такой великой привилегией — находиться здесь среди спасённых и можем петь этот славный старинный гимн Церкви: “Господь, верю я”. Видеть, что Вера наших отцов по-прежнему живёт в сердцах Его детей, через века. И как только что было пропето в песне: “Мы в дороге в край Ханаан”. Мы молим, Отец, сегодня, если здесь есть кто-то, кто ещё не принял решение, кто не достиг ещё того, что—что они просто могут верить Слову, я молю, чтобы это стало тем вечером, когда они окончательно решат и примут Христа Спасителем, наполнятся Его Духом.
3    Мы благодарим Тебя за эту группу, которая называется Деловые Люди Полного Евангелия, и за что она стоит, за праведность. Мы счастливы знать, что в нашей земле есть мужи, в мире бизнеса, которые находят время, чтобы служить Тебе, чтобы говорить другим, тратят свои—свои деньги и своё время, чтобы помогать другим в пути — становиться гражданами Царствия Божьего.
4    Мы благодарны Тебе за наших братьев-служителей, которые здесь сегодня, тех, кто держит фонарь, чтобы показывать этому погрузившемуся во мрак миру, что есть путь, который ведёт во Славу, за каждого члена Церкви живого Бога, и за тех, кто вошёл, Господь, новоприбывших. Мы молим, чтобы сейчас, когда мы будем стараться открывать Слово, чтобы Ты распределил Его людям так, как у нас есть нужда. И когда служение закончится, сегодня, и мы пойдём домой, пусть к Царствию прибавятся новорождённые младенцы. Или, может быть, здесь есть кто-нибудь, сегодня, Господь, кто очень болен и нуждается в прикосновении Великого Врача, пусть они получат его сегодня. Даруй это, Господь. И мы смиренно воздадим Тебе хвалу, ибо мы просим этого во Имя Иисуса, Твоего Сына. Аминь.
Можете садиться.
5    Это самое замечательное время в моей жизни, когда я должен стоять перед людьми, чтобы говорить о радости моей жизни, Иисусе Христе, что Он значит для меня, и ещё иметь привилегию — поделиться этой радостью с кем-нибудь ещё, кто не испытывал этой радости. Я проповедовал однажды. Я когда-то был мальчиком-проповедником. Теперь уже тридцать три года в служении. И я пользовался репутацией мальчика-проповедника. Но теперь это время миновало, и теперь я стал старым проповедником.
6    Но, каждый день, Он, как говорится в песне: “Он становится всё слаще, чем Он был днём раньше”. В то время как я начал, пересёк отметку половины пути и смотрю в направлении заката, Христос становится значительнее для меня, день за днём. И когда у меня есть эти привилегии — стоять перед бизнесменами и женщинами из окрестных районов, и говорить им о чём-то, что для них значит больше, чем—чем остальное в мире, то есть — Вечная Жизнь. Я не думаю, что существует что-либо более великое, чем это, о чём я могу подумать, чем Вечная Жизнь.
7    Когда ты молод, ты начинаешь думать о, что ж, мальчиком ты играешь в пульки, а маленькая девочка вырезает бумажных куколок. Немного погодя, твоё образование. Затем, ты женишься на девушке с карими или голубыми глазами? И после, дом, за который надо платить, дети, которых надо воспитать. И где ты?
8    Но я так рад, что есть нечто такое, что является настоящим, после того как всё закончится. Тогда ты вступаешь куда-то, что значит больше, чем все эти остальные вещи. То есть, они—они важны. Конечно, они важны — кто будет матерью наших … и отцом наших детей, и наши семьи и так далее, и образование детей. Но, даже это, всё исчезает. Это уходит. Но Вечная Жизнь это величайшее, что я знаю. Это радовало меня, когда я был молодым пареньком. Это радует меня теперь, когда я мужчина средних лет. И я уверен, когда занавес моей жизни опустится, я буду счастлив пойти встретить Того, для Кого я израсходовал всю свою жизнь.
9    Теперь, Брату Тони, президенту местного филиала, и я счастлив находиться с ним здесь в общении сегодня, с Братом Карлом Уилльямсом и другими руководителями филиала или представителями, и со всеми гостями, которые здесь с нами. Мы счастливы находиться здесь.
10    Однажды я выступал, я думаю, это было в Литтл-Рок, Арканзас, в Робинсон Мемориал Аудиториум. И там был исцелён один мужчина, который проходил на костылях несколько лет, сидел на улице, продавал карандаши. И он мог, ох, просто скрюченный. Его конечности были парализованные. И двигался… Люди ему глубоко сочувствовали. Однажды вечером он пришёл на собрание. И он получил молитвенную карточку, и попал в молитвенную очередь, и получил исцеление.
11    И на следующий день он положил свои костыли себе на спину и стал ходить туда-сюда по улице, свидетельствуя. И я старался говорить. И—и через некоторое время, он встал и сказал: “Брат Бранхам, — он сказал, — я всё ломаю голову”. Он сказал: “Когда я услышал, как вы говорите, — он сказал, — я подумал, что вы из Назарян”. Это то, откуда был он. И он сказал: “А потом я увидел вокруг столько много пятидесятников, — он сказал, — кто-то сказал, что вы — пятидесятник. А потом я услышал, что вы сказали, что вы были баптистом, то есть были посвящены в баптисткой церкви”. Сказал: “Я запутался. Кто вы?”
12    Я сказал: “О-о, это легко. Я — пятидесятник-назарянин-баптист”. Таким образом, это одновременно.
13    Когда я оказался среди пятидесятников, несколько лет назад, к которым меня направил Господь, когда Он постановил, что я должен молиться за Его больных детей. А моя собственная деноминационная церковь, с которой я тогда был, не очень-то верила в молитву за больных, или Божественное исцеление. Им это было незнакомо. Они мне сказали, что я стал святым скакуном. И, что ж, может быть, я стал святым скакуном. Я не знаю. Но я очень счастлив, кем бы я ни был. И кто-то сказал, что я спятил. Я сказал: “Тогда оставьте меня в покое, потому что я намного счастливее таким образом, чем я был наоборот”. Так что, я—я хорошо себя чувствую вот так. И я… Это была радость неизреченная.
14    Но когда я оказался среди пятидесятников, я—я думал, что это была единственная их группа. А потом, выяснилось, что там столько же отколовшихся групп, у них, как было там в баптистской церкви, откуда я пришёл. Тогда я не стал принимать сторону ни одной из групп. Я старался стоять между ними всеми и говорить: “Мы — братья “. Понимаете? И вот каково было моё отношение с тех пор: видеть великую церковь живого Бога, сплочённую вместе в вере и молитве и усилиях.
15    И тогда, когда Деловые Люди Полного Евангелия образовали свой организм, потому что они не организация. Они — организм. И это включает все группы. И это дало мне место, и они взяли меня под своё крыло. И я очень благодарен за возможность говорить для Христианских Деловых Людей, потому что там я могу выразить свою веру среди всех групп одновременно. И это было очень великим делом для меня. И я принадлежу к одной организации, это Деловые Люди Полного Евангелия.
16    И чтобы сделать это, сейчас имеется в Африке, куда мы планируем отправиться сразу же, в Южную Африку, где Господь даровал нам одно из величайших собраний, я полагаю, из когда-либо Им дарованных, которое было в Южной Африке, где мы видели, как тридцать тысяч туземцев приняли Христа Спасителем во время дневного служения. Они зарегистрировали тридцать тысяч.
17    На следующее утро, когда Сидней Смит, мэр Дурбана, который был на собрании, позвонил мне по телефону. У нас было где-то, примерно, двести тысяч человек на стадионе, или—или на ипподроме. И он сказал: “Подойдите к окну и посмотрите в окно”. И там проезжали семь нагруженых грузовиков. А те английские грузовики были, почти что, чуть ли не в ширину этой комнаты, полные костылей и инвалидных колясок, и—и того, на чём лежали люди, за день до того. И они шли за грузовиками, пели, с поднятыми вверх руками, песню, которую вы пропели несколько минут назад: “Верь, только верь, Богу возможно всё “.
18    И я, в своём сердце я сказал: “Господь, это будет для меня памятным днём”. И несколько дней… день… я там был только три дня. И вот куда я теперь снова поеду. И там, за три дня, и я—я просто не знаю, что там происходило. Это произошло, благодаря всего одному чуду, которое Господь совершил на платформе; вернул мальчику, который ходил на четвереньках, как собака, восстановил ему здравый разум и поднял его и выпрямил, прямо на глазах у людей. А днём раньше те люди были отгороженными, потому что у них была война между племенами. Теперь же они были в мире, шли, обнимая друг друга, пели: “Верь, только верь, Богу возможно всё”.
19    Я говорю вам, величественное старое Евангелие, несмотря на свою простоту, не утратило своей силы, когда проповедуется в простоте воскресения Христова. И я… Оно становится более дорогим для меня, каждый день.
20    И если ты являешься бизнесменом здесь сегодня, и ты не присоединился к какому-нибудь содружеству Деловых Людей, позвольте мне порекомендовать этих Бизнесменов Полного Евангелия. Тебе необязательно принадлежать к какой-либо церкви, или—или церковь, в которой ты находишься, это абсолютно нормально. Оно называется “Бизнесмены Полного Евангелия”. Но для этого необязательно быть человеком полного Евангелия. Методисты, баптисты, лютеране, пресвитериане, далее католические священники, кто бы ни был там.
21    Вы знаете, я думаю, что Иаков выкопал колодец, а филистимляне прогнали его. Я думаю, что он назвал его “злоба”, или ещё как-то. Он выкопал другой, они прогнали его и оттуда. Он назвал его “ссора”. И они выкопали третий; он сказал: “Здесь места хватит для нас всех”. Итак, я  думаю, вот что это такое; есть место для нас всех здесь. И мы рады видеть вас в этом районе Тусона здесь, что приехали и общаетесь здесь с нами.
22    И потом не забудьте про собрание в Финиксе. И теперь, я знаю, что нам не полагается давать объявления отсюда с платформы, потому что у нас выбран такой курс. Но, поскольку, это всё связано в Деловыми Людьми Полного Евангелия, я буду молиться за больных и проповедовать, предшествующие четыре дня перед собранием в Рамаде, что будет в декабре… [Кто-то говорит: “Январе”. — Ред.] Январе… [“С 19-го до 23-го”.] С 19-го до 23-го. Четыре дня. Я начну 19-го, правильно? [“Да”.] Я начинаю 19-го. И тогда у меня будет четыре дня, собрание.
23    А для вас, кто из Тусона, в следующее воскресенье вечером я буду молиться за больных в Ассамблеях Божьих, Грантвэй, в церкви Брата Арнольда Мака. Если кто-то болен и хотел бы прийти, я буду проповедовать там, если воля Господа, в следующее воскресенье вечером, молиться за больных.
24    И теперь, пусть на вас пребудут благословения Божьи. И если у вас есть Библия, я хотел бы приступить поскорее к Слову, потому что я знаю, что многим из вас завтра на работу. И я буду проповедовать вам сегодня из места Писания, которое я хочу прочесть из книги Римлянам, Римлянам, 8-я глава. И мы хотим начать с 28-го стиха и прочесть до 32-го стиха, включительно. Римлянам 8:28.
Притом знаем, что любящим Бога, призванным… по Его изволению, всё содействует ко благу.
Ибо, кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братьями.
А кого Он предопределил, тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил.
Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас?
Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?
25    Пусть Господь добавит Свои благословения к прочитанному из Его Слова. И теперь я хочу проповедовать на тему: Прощение. В Библии здесь сказано, сегодня, что, “Он даровал нам всё”. Что ж, мы, безусловно, не смогли поговорить обо “всём”. Но мы возьмём одну вещь, которую Он нам дал, и это: Прощение. И я думаю, что это славное слово, быть “прощённым”. Потому что, мы все виновны во грехе. Мы все согрешили и лишились славы Божьей. И Бог, через Своего Сына, простил нам эту вину беззакония и греха.
26    И прощение мне напоминает об одной истории, которую я однажды прочёл, о временах Революционной Войны, думаю, об этом. О том, что там был один человек, солдат, пехотинец, который совершил нечто, что было… Суд признал его виновным, и он был приговорён к расстрелу. Я думаю, что так, за то что оставил своё место службы во время сражения. И его—его должна была расстрелять расстрельная команда.
27    И один человек настолько глубоко сочувствовал этому человеку, что, в конце концов, он решил пойти к великому президенту Линкольну. Линкольн, будучи Христианином, джентльменом… Говорилось, что он ехал в своём экипаже, когда этот вестник встретил его. И он пал на колени и сказал: “Мистер Линкольн, президент соединённых Штатов, добрый господин, — он сказал, — я прошу о милости для одного человека, зная, что вы Христианин, и что у вас отзывчивое сердце по отношению к страдающему”. Он сказал: “Мой друг был при исполнении своих обязанностей, на своём месте, но когда загрохотали ружья и начали стрелять пушки, он испугался и покинул свой боевой пост. Мистер Линкольн, он не хотел так поступить. Он хороший человек. И вот, ровно через неделю с сего дня, он будет расстрелян командой для расстрела. Нет никакой возможности, чтобы спасти его, если только вы не подпишете его прощение”.
28    Мистер Линкольн со слезами на глазах, вырвал лист бумаги из своего блокнота и написал там: “Я, Авраам Линкольн, прощаю этому человеку то-то и то-то, и дарую ему жизнь”, — и подписался на нём.
29    И этот человек пожелал ему Божьих благословений. И вернулся в тюрьму и сказал своему другу: “Я получил для тебя прощение”. И он протянул его, написанное на листке бумаги, и показывает ему.
30    И тот человек сказал: “Не издевайся надо мной. Меня приговорили к смерти, а ты тут приходишь с этим? Я не верю этому. Я просто не могу поверить. Этого не может быть. Любой мог бы подписаться: ‘Авраам Линкольн’”.
31    Он сказал: “Но это подпись президента”. Сказал: “Ты прощён”.
32    А он повернулся спиной и ушёл прочь. И этого человека расстреляли.
33    И вот здесь есть документ об освобождении от Авраама Линкольна, президента Соединённых Штатов, для освобождения этого человека, и, тем не менее, его расстреляли. Итак, случай расследовался в Федеральном Суде и было вынесено решение: “Прощение не является прощением до тех пор, пока оно не принято как прощение”.
34    Итак, то, что я прочёл сегодня, что Бог дарует нам всё, и Он дарует нам прощение, это прощение для тех, кто желает принять Божье Слово как прощение. Но это только, точно как мы прочли это, это не означает, что ты прощён. Это означает, что ты должен принять это как своё прощение, что Бог отдал Своего Сына, чтобы умер вместо тебя, и тогда это является прощением.
35    Освобождён от вины, вот что мы желаем поместить на это. Прощение от Бога — это освобождение от вины. Не отвернуться с помощью психологического учения какого-то рода, которое может, каким-нибудь образом, дать тебе какое-то ощущение, что ты сделал что-то верное, присоединившись к церкви или принимая какое-нибудь вероучение. Но это освобождение от твоей вины, посредством силы Голгофы. Нечто освободило тебя. Больше нет вины. В Библии сказано, я думаю, в Римлянам 5:1, “Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по Духу”.
36    Так вот, человек, когда он освобождён от греха, мужчина или женщина, больше нет желания в сердце идти вслед мирских дел. Он даром прощён и становится новым творением во Христе Иисусе. И он помышляет о горнем, где Христос сидит одесную Бога. Он освобождён даром. Ему не требуется какой-нибудь священник, чтобы говорил бы ему или какой-нибудь служитель говорил бы ему. Он знает в себе самом, что он прощён, потому что он принял это на том основании, на котором Бог прислал это ему, через Иисуса Христа. Что за чувство — быть свободным от греха!
37    Мне рассказывали, что когда Манифест об освобождении рабов был подписан для рабов на Юге, много лет тому назад, что было назначено время, когда они получали освобождение, — это было время восхода определённого утра. И они все вышли с плантации. И многие молодые мужчины поднялись на вершину горы, потому что так они могли увидеть восход солнца первыми, и затем мужчины постарше — немного ниже тех, затем женщины с детьми — у основания. И они ожидали рассвета довольно долго. Потому что, рабские пояса, тяжёлые испытания оставили следы печали на их жизни, и они с нетерпением ожидали того дня, когда они узнали, что они прощены. И Манифест об освобождении рабов гласил: “В такой-то определённый день, с рассвета, они свободны”. И они с нетерпением ожидали, чтобы увидеть тот час, когда солнце начнёт’ подниматься, так не терпелось, что они взобрались на горы.
38    О-о, если бы только грешникам сегодня так не терпелось бы узнать, что они прощены. Ты прощён в ту самую минуту, когда ты принимаешь Иисуса Христа своим Спасителем. Тогда ты прощён.
39    Говорили, что молодые мужчины ожидали. И как только солнце начало светиться на востоке, они пронзительно закричали тем постарше, находившимся ниже: “Мы свободны!” А старшие — женщинам и детям: “Мы свободны! Мы свободны! “ Потому что взошло солнце.
40    О-о, когда человек продался греху, и когда Сын Божий вышел из могилы в то утро, для нашего оправдания, я думаю, что там должен был бы раздаться крик по всем народам: “Мы свободны от греха и стыда, даром прощены узами Голгофы”. Ничего более великого нельзя было бы дать человечеству.
41    Когда человек согрешил в Эдемском саду, он переступил великую пропасть, отделяя себя от Вечного. Человек в то время был Вечным с Богом. У него не было ни болезней, ни печали или смерти. Человек не был создан умирать. Ад был создан не для людей. Ад был создан для дьявола и его ангелов, а не для человечества. Потому что, они были созданы на земле — быть сыновьями и дочерьми Божьими. Но когда человек согрешил и переступил границу между верным и неверным, он отделил себя от Бога, не оставив себе возможности вернуться. Он был полностью погибшим. Он не мог вернуться, потому что он согрешил.
42    Но, Бог, богатый милостью, принял замену. Потому что Он сказал: “В день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь”. И Божья справедливость и Его святость требует смерти, потому что это Его Слово. А Он должен держать Своё Слово, чтобы быть Богом.
43    И вот, любовь, которая у Него была к человеческой расе, и всё же — видеть их отделёнными от Него и от общения, которое у Него было с Его детьми в Эдемском саду, вот в каком состоянии с разбитым сердцем, Он пребывал всё то время, потому что Его Слово сказало: “В день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь”.
44    Тогда, мы можем надеяться на это — всё, что Бог говорит, это правда. Это должно исполниться. Бог не может забрать Своё Слово обратно, понимаете, потому что Он безграничный, и Он — Вечный. И Его первое решение — это решение на всё время. Ему не приходится отменять его по причине того, что Он, узнал об этом побольше. Он безграничный, прежде всего. И поэтому, когда Бог что-нибудь говорит, это является совершенным в том виде. Это не может измениться, потому что это совершенное решение.
45    И тогда, то, как Бог действует с удовлетворяющими требованиям, которые принимают Его решение, так это будет действовать всегда с каждым удовлетворяющим требования человеком, кто принимает Его решение. Следовательно, если Он предоставил человеку способ спасения, первый способ, который Он сделал, должен оставаться точно таким же. И если Бог обещал исцеление больным, на основании веры в это, это остаётся точно так же. Он не может отозвать это обратно. Понимаете? Он должен оставаться одинаковым.
46    Теперь, Бог принимал замещение для человека в Эдемском саду, и это было посредством жертвоприношения крови. Цену уплачивала кровь. И это навеки осталось точно так же. Никогда не было другого способа, или чего-нибудь ещё, что было вместо него. Это была кровь. Единственный путь, как Бог принимает Своих детей обратно, — это через это кровавое замещение. Другая цена не может быть уплачена. Ничто другое не поможет. Первое решение Божье — всегда совершенно, и оно Вечно. И мы знаем, что это правда, потому что Бог не может лгать, и Он не может забрать Своё Слово обратно. С того времени, это было Божьим единственным способом и единственным местом общения с человеком. Теперь, этот удовлетворяющий условиям человек был…
47    Теперь, слово смерть означает “отделение”. Когда мы умираем вот так, это не означает… Наша физическая смерть не означает, что мы мертвы. Иисус сказал: “Верующий в Меня, если и умрёт, оживёт. Всякий живущий и верующий в Меня не умрёт вовек”. Теперь, та смерть, о которой говорит там, это — “отделение” от Присутствия Божьего. Но физическая смерть, через которую нам предстоит пройти, ещё не является смертью. Мы по-прежнему находимся в Присутствии Божьем. Мы перемещаемся отсюда в место, более близкое к Нему, в Его Присутствие. Это не смерть, что мы называем “смертью”, чем мы называем это здесь.
48    Помните, Он сказал о девочке, которая умерла, о дочери Иаира: “Она не умерла, но спит”.
49    И они подняли Его на смех. Он… Зная, что она умерла. Это был их термин: “Она умерла”.
50    Но Иисус сказал: “Она спит”. И Он пошёл и разбудил её, и она ожила.
51    Теперь, от Адама и до нынешнего времени, человек пытался сделать свой собственный заменитель. Он пытался как только мог, сделать что-нибудь немного лучше, чем Бог сделал это тогда. И это просто присуще человеку. Человек всегда пытается что-то улучшить, сделать это по-другому.  Он хочет ввести свои собственные понятия в Божий план. И вот почему мы сегодня разделённые, Христиане мира, барьерами, деноминационными барьерами. Мы… Это происходит таким образом, потому что человек ввёл свои собственные понятия в Божий план. От Адама до нынешнего времени, как я сказал, это было таким образом.
52    Адам выразил человеческое мышление, в Эдемском саду, когда он сделал себе опоясание из смоковных листьев, чтобы встретиться с Богом. Это было нечто такое, что он сделал сам. И, начиная со смоковных листьев, он испробовал образование, башни, города, идолов, цивилизацию, деноминацию. Но это всегда остаётся точно таким же. Бог принимает Своих подданных только под Кровью. Вот и всё.
53    Образование полностью не оправдало ожиданий. Чем больше у нас образованных, тем дальше мы становимся друг от друга. Деноминация полностью не оправдала ожиданий. Мы проводим границы и барьеры, и каждый старается сделать ту деноминацию выше, чем другая, и это нарушает общение. Цивилизация всего лишь привела к беспорядку. Города, башни и что бы там ни было, всё не оправдалось. А Божий план остаётся по-прежнему тем же самым: под Кровью.
Эта Кровь должна быть показанной кровью. В саду…
54    В прежние времена, вернее, Израиль, когда Израиль должен был заколоть агнца и нанести эту кровь на перекладину и дверной косяк, Бог запрашивал это. И тот знак должен был находиться там, не имеет значения, что там за положение. Те люди могли продемонстрировать, что они обрезанные израильтяне. Они могли бы исповедать: “Мы верим каждому слову, сказанному Иеговой”. Но то не исключало этого. Они должны были выставить тот знак. Кровь должна быть показана.
55    Вот так это и сегодня. Я верю, что каждый Христианин должен показать Кровь Иисуса Христа, которая очистила их от дел мира, невзирая.
56    Теперь, в то время знак должен был находиться на двери. Он должен быть там, независимо оттого, какой религиозной была семья, насколько религиозны были люди, как хорошо они воспитывали своих детей, как хорошо они посещали церковь, насколько хорошо они демонстрировали всё то, что сказал Бог. Всё равно, в тот последний час, где это оказалось между жизнью и смертью, нужно было показать эту кровь. И кровь показывала, что невинная замена заняла место поклоняющегося. И химический состав крови, сама красная кровь, это было знаком на двери, что дом находился в безопасности, под кровью. Вот, это было символом.
57    Теперь, в эти последние дни, мы снова приходим к тому часу, когда Бог избавляет Свою Церковь. Я—я верю этому. И как несомненно, что та кровь должна была находиться как памятник, так же должен быть знак. Он требуется сегодня. Ибо, вот, они не могли взять химический состав Крови Господа Иисуса и нанести его на каждую дверь сердца.
58    Но, вы понимаете, в то время, животное умерло, это был агнец. И чтобы показать, что животное умерло, кровь была нанесена на двери. Итак, жизнь, которая была в животном, не могла сойти на поклоняющегося, потому что животное не имеет души. Поэтому, жизнь, которая была в животном, не могла сойти на поклоняющегося.
59    Но, сегодня, когда Кровь собственного Божьего Сына была пролита на Голгофе для нашего прощения и освобождения, жизнь, которая была в той Крови, была Самим Богом. И Святой Дух возвращается на Его Церковь, на Его верующего, и это знак в эти последние дни, что Он пройдёт мимо мужчины или женщины, которые приняли смерть Иисуса Христа себе в замену. И Святой Дух свидетельствует.
60    Ты мог бы сказать: “Я принял Его”. И ты по-прежнему живёшь в мире, ты по-прежнему живёшь, как мир, тогда там нет доказательства тому, что Жизнь была для тебя, пока то доказательство Святого Духа проникнет в твою жизнь.
61    Есть Божье требование, которое должно быть у каждого мужчины или женщины, то доказательство как знак в этот последний день. “Когда Я увижу Кровь”.
62    Иисус сказал: “Истинно, истинно, Я говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие”.
Следовательно, это было Божьей программой, постоянно, Кровь. В Ветхом Завете это кровь. В Новом Завете это Кровь.
63    В Ветхом Завете был химический состав, что было символом жизни, которой надлежало прийти. Это показывало, что там была принята замена, но поклоняющийся уходил с тем же самым сознанием вины, которое у него было, когда он пришёл и принёс своего агнца.
64    Но при помощи этого: “Когда приносящий жертву, бывши очищен однажды от греха, не имеет уже никакого сознания этого”, — это дело умерло, исчезло, и ты изменился от смерти в Жизнь. И ты оживший во Христе Иисусе с Вечной Жизнью, Святой Дух почивает в тебе, производя снова Жизнь Иисуса Христа. Ибо в Библии сказано, в Евреям 13:8: “Он вчера, сегодня и вовеки тот же”.
65    Бог ожидает того часа, чтобы увидеть Свою Церковь пришедшей в то состояние, независимо от деноминации, независимо от вероучения, цвета или чего бы то ни было, что вся Его Церковь займёт такое положение, когда они будут отображать знак смерти Иисуса Христа.
66    “Ещё немного, — Он сказал, — и мир уже не увидит Меня, а вы увидите Меня; ибо Я живу, и вы будете жить. Я буду с вами, даже в вас, до скончания мира”, — Иисус вчера, сегодня и вовеки тот же.
67    Иногда я бываю среди Христиан, которые заявляют о себе как о святых мужчинах и женщинах Божьих. Они стыдятся свидетельствовать. Они стыдятся сказать: “Аминь”. Они стыдятся петь песни о Сионе. Они стыдятся всего. Мне нравится находиться среди людей, которые не стыдятся Евангелия Иисуса Христа. Хотя Оно будто похоже на ересь, но, тем не менее, они не стыдятся. Нечто произошло, и Оно для них значит больше, чем жизнь. Оно является жизнью. Оно — Вечная Жизнь, потому что они приняли Божьего заместителя.
68    Мне нравится такое пение. Когда я был вот там, молился за некоторых людей, несколько минут назад, которых привели. И это не было молитвенное служение; только побеседовать. Я был там. И я мог слышать песни, хлопание в ладоши. И нам интересно… А некоторые из них даже, я видел их, бегали туда-сюда, что они называют “танцевать в Духе”.
69    Сначала я критиковал это, когда я увидел пятидесятников, танцующих в Духе. И я подумал: “Что это такое? Это, должно быть, какая-то чепуха”. Затем я стал читать Библию, и я выяснил, что, когда танцуют в Духе. Дьявол скопировал это и выставил их здесь с рок-н-роллом и прочей чепухой, но действительно подлинный танец приходит от Бога. Это точно. И, всегда, танец означал победу.
70    Когда Давид убил Голиафа, и этот румяный мальчик пришёл, волоча голову этого гиганта в город, люди встречали его, танцуя. Они одержали победу. Когда Моисей перешёл Красное море, с помощью силы Божьей, и перевёл детей Израиля на другой берег, Мариамь схватила тамбурин и все дочери израильские, и пошли по всему берегу, били в тамбурин и танцевали в Духе. Если это не старомодное пятидесятническое собрание, я никогда в своей жизни не видел. Проблема была со мной, мне не хватало победы. Но когда ты, наконец, добиваешься победы, и знак Крови Иисуса Христа сходит на тебя.
71    Я вспоминаю Давида, великого псалмопевца Библии. Когда он совершил нечто, то, это великое дело, ему была отдана дочь Саула. А у неё было самомнение, мнимая, так называемая верующая. А ковчег уже давно находился вдали от Бога, видимое Присутствие Божье, Столп Огненный нависал над этим ковчегом. Филистимляне пришли при царствовании Саула, и забрали его. И однажды, когда Давид увидел ковчег, возвращающимся в дом Божий, Давид бежал перед ковчегом, и он танцевал пред Господом, пел хвалу Богу. А дочери Саула, по-видимому, стало стыдно за такое поведение мужа. Её муж, её молодой и красивый муж; дурачился и кривлялся в её присутствии, дочери царя. И Давид ответил, даже так: “Если тебе не понравилось то, посмотри тогда ещё вот на это”. И снова и снова и снова кружился вокруг ковчега, танцуя в Духе. А ей было стыдно. И Бог наложил на ту женщину проклятие.
72    О-о, победа через Кровь Иисуса Христа, знамение воскресения Христова, Его жизнь пребывает в Его Церкви. Нет другого способа общения, под, только под той Кровью. Наши деноминации будут нас разделять, и кто-то говорит: “Это чепуха”. И кто-то говорит это, то или другое.
73    Пятидесятница являлась нашим образцом. Никто не должен ничего говорить, кроме лишь того… то есть, может сказать, что та Церковь была торжественно введена в действие в День Пятидесятницы. И тот же самый Дух сошёл на них в тот день, каждый раз без провала, в Библии, когда Святой Дух сходил на людей, они вели себя одинаково.
74    Позвольте мне сказать вот это, в языческих странах, где у меня было место, привилегия путешествовать и видеть туземцев в одеялах, с островов и готтентотов, и видеть, как они стоят там, где тебе надо говорить через переводчика, они никогда в жизни не слышали Имени Иисуса Христа. Но говоришь им эту Историю и просишь их поднять руки и принять Бога, они демонстрируют то же самое, что и вы здесь, когда вы принимаете Святого Духа. Показывает, что это всемирная вещь. Это сила Всемогущего Бога, проявление Его знака на Его детях, не имеет значения красные они, чёрные, белые, или какими бы они ни были. Это единственное место, где предоставляется общение.
75    Нимрод построил башню, Навуходоносор — город, и так далее. Они продвигались дальше с помощью учёных и остальное, но, по-прежнему, это была всегда кровь. То есть, Бог принял Своё решение, что это должна быть невинная замена, которая должна занять место виновного человека для прощения, и это остаётся тем же самым сегодня, и никогда не изменил этого.
76    Иов жил этим. Иов, самая старая книга в Библии. Хотя всякое произошло с тем человеком, тем не менее, он стоял непоколебимо, потому что он знал, что он удовлетворил требование Иеговы. Он знал, что это было правильно. Авраам, то же самое; многие из них. Израиль удовлетворял только… Было только одно место, где Израиль мог иметь общение: это было под пролитой кровью. “Мужчины отовсюду должны были поклоняться в Иерусалиме”. До тех пор, пока там не было жертвы, не было поклонения. А жертвой была кровь.
77    Сегодня, сегодня, хотя страна кажется ещё более образованной, и культура, кажется, стала ещё выше, и вся наша научно-исследовательская работа по расщеплению атома, и всё, что происходит — запуск ракеты на луну или отсылают спутник, или что бы это ни было. Вся наша научно-исследовательская работа, все наши деноминации, всё наше образование, все наши школы — отдаляют нас всё дальше от Бога, чем они были в начале.
78    Вот что требуется — преданное сердце силе Всемогущего Бога по Его воле, и Святой Дух сойдёт, как знак, на того человека. “Уверовавших будут сопровождать сии знамения”. Это никогда не изменится. Христос так сказал. “Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и крестится, спасён будет; кто не будет веровать, осуждён будет. Уверовавших будут сопровождать сии знамения”. Это проявление Святого Духа, что Бог принял поклоняющегося, ибо Дух и Жизнь, которые были во Христе, сходят на поклоняющегося.
79    Могли бы вы представить себе иудея, в прежние времена, под пролитой кровью? Вот он идёт по дороге. Это—это день очищения. Он будет приносить жертву. У него отличный жирный вол. Это требование Иеговы. Или, может быть, скажем, что у него агнец, превосходный жирный агнец. Его должны будут осмотреть, священник, посмотреть, нет ли на нём порока.
80    И тогда он идёт на место поклонения. Он осознаёт, что он грешник. Он сделал то, что было неправильно. Теперь, он возлагает свои руки на эту жертву. Возложением рук на жертву, он отождествляется со своей жертвой. И затем, когда её горло перерезано, то есть она умерщвлена; его руки лежали на ней, и её лишали жизни, и он ощущает боль, когда то животное умирает, и кровь струится по его рукам. Он понимает, что то животное заняло его место. И вот он возвращается, оправданный, потому что сделал в точности то, что от него требовал сделать Иегова.
81    И точно то же самое с Христианами сегодня. Не подписывать бумажку, что ты будешь посещать воскресную школу столько-то воскресных дней в году. Это не дача обещания, что ты больше не будешь выпивать в течение шести месяцев. Это не то. Это возложение рук на усмотренную Божью Жертву, Его прощение, главенство Иисуса Христа, и прочувствовать страдания плоти на Голгофе. И тогда отождествляя себя с Ним в крещении, что, как Он умер и воскрес, так и мы погребены в Его Имени, чтобы воскреснуть к обновлённой жизни, чтобы ходить как новое творение во Христе, когда ты совершаешь это с искренностью.
82    Выполнив это, просьбу Иеговы, и вот он ощущает себя оправданным. Так вот, иудей мог быть оправдан, потому что он совершил то, что его просил сделать Иегова. Наконец… Это было правильно. Иегова приказал это, и это было Его требованием. Но, в конце концов, это стало семейной традицией. Наступал день очищения и, может быть, иудеи совершали что-то неправильное. Он говорил: “Что ж, думаю, настал день искупления. Мне лучше отнести туда агнца”. Видите, это превратилось в семейную традицию. Они не шли туда с ним с искренностью. Они это делали просто потому, что это делали в семье. “Это именно то, что мы должны делать. Все семьи это делают, так же и мы должны, тоже”.
83    И просто в точности, куда пришло наше Христианство. Это просто в точности, куда направляются наши пятидесятнические движения. Это семейная традиция. Видите? Мы не—мы не отождествляемся с нашей Жертвой, что мы умершие с нашей Жертвой. Мы… Мы говорим: “О-о, мы — Христиане, потому что я пошёл и стал членом церкви”. Присоединение к церкви — это прекрасно. Но пока ты не отождествлён, пока ты не возложил на Него свои руки, и вы с Ним не стали — Одно, пока Дух Христа не стал в тебе, и ты во Христе, пока ты не станешь сыном или дочерью Божьей, то это не производит впечатления искренности, которую им—им следовало бы иметь. Это становится ритуалом. Точно то же самое, чем это является сейчас, это ритуал для людей — стать Христианином.
84    Здесь недавно я спросил одну молодую даму в молитвенном ряду: “Вы Христианка?”
85    Она сказала: “Разумеется, я же американка”. Теперь, как будто это имело какое-то отношение к этому.
86    Американец, это здорово — быть американцем, но это не означает, что ты — Христианин. Ты должен родиться свыше.
Другую женщину я спросил: “Вы Христианка?”
87    Так вот, она так смутилась, она сказала: “К вашему сведению, я зажигаю свечку каждый вечер”. Как будто это имеет какое-то отношение к этому.
88    Ты должен быть отождествлённым со Христом, и Его Жизнь живёт в тебе. Вот когда ты отождествлён со Христом — это когда Христос живёт в тебе. Это не ритуал. Это не принадлежность к церкви. Всё это в порядке, но понимаете, настоящая искренность.
89    Когда мы приходим на служения исцеления, если вы обратите внимание на различение в очереди, это постоянно: “Скажи людям покаяться”. Видите? Вот, пожалуйста, пока наши молитвы не превратились в традицию. Мы становимся на колени вечером и говорим: “Господь, благослови Такого-то, и благослови Такого-то, и сделай это. И помоги Джону сделать всё это”. Вы делаете из Бога талисман или делаете Его каким-то мальчиком на посылках. “Боже, Ты сделай это. И Ты сделай это. И Ты сделай это”. Нам Иисус сказал молиться по-другому.
90    Он сказал молиться вот так: “Отче наш, Сущий на Небесах, да святится Имя Твоё. Да приидет Царствие Твоё. Да будет воля Твоя и на земле, как на Небе”.
Мы пытаемся приказывать Богу, что для нас сделать.
91    И вот почему церковь остывает. Вот зачем это сильное пробуждение, которое просто обрушилось на страну, привело миллионы людей в церковь. Это, они пришли в такое состояние, что они используют эти впечатления и так далее, как традицию, вместо благочестивой печали, и позволить Святому Духу совершить труд Его службы в тебе, и сотворить в тебе новую жизнь, и сделать тебя таким жаждущим ходить в церковь, что ты не сможешь не ходить в церковь. Таким образом, вот что это такое. Не подписывать удостоверение и присоединяться, и так далее. Вот что означает — иметь в себе Жизнь Христову, что ты просто стремишься идти. В тебе есть Нечто, что тебя подталкивает.
92    Как я говорил одному молодому человеку вчера, в беседе, во время небольшого собеседования. Я сказал: “Я обычно проходил мимо маленького родника, когда был инспектором по охране дичи в Индиане. И там был…”
93    Это всегда был самый счастливый родник, который я только видел в своей жизни. В Индиане мощные родники, из них бьёт ключом замечательная холодная вода, вода из известняка. И однажды я сел рядом с родником, чтобы поговорить с ним, точно как, думаю, Моисей сел бы около горящего куста, чтобы поговорить с ним. И я сказал: “Родничок, отчего ты такой счастливый, что ты постоянно журчишь? Прихожу ли я сюда зимой, ты журчишь. Прихожу ли я весной, осенью, летом, когда бы то ни было, ты журчишь. Может быть это оттого, что ты такой счастливый, что зайчишки приходят и пьют из тебя?”
94    Что ж, вот, если бы он мог разговаривать, он сказал бы: “Нет, не—не поэтому”.
95    Я сказал бы: “Ну, может, потому что олени проходят мимо и пьют из тебя”.
Он сказал бы: “Нет, не поэтому”.
96    Я сказал бы: “Тогда, вот, может быть, это потому что я прохожу мимо, иногда, и пью из тебя”.
97    “Нет, не поэтому. Я рад, что они все приходят и пьют, но не поэтому я бью ключом всё время”.
98    “Что ж, тогда что тебя заставляет бить ключом вот так? Отчего ты такой счастливый, всегда бурлящий?”
99    Если бы он мог говорить, он сказал бы: “Это не я. Это нечто , что помимо меня, что толкает меня”.
100    Вот как обстоит дело с Христианским переживанием. Это не что-то такое, что ты стараешься возбудить. Это нечто, что кроется, действует в тебе. Это Вечная Жизнь, которая поднимается выше, изливается. Подобно тому, как Он говорил женщине у колодца: “Это сделается источниками воды живой, текущей в Вечную Жизнь”. Это нечто внутри поклоняющегося, когда он отождествился со Христом, потому что он знает, что Он живой. Но мы не хотим, чтобы это стало традицией.
101    Когда Израиль дошёл до такого состояния со своими жертвами, что заповеди Божьи стали для них традицией, как раз тогда Бог прислал им сильного пророка Исайю с ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Где-то, как-то, Бог всегда может найти мужа, который не боится обнажить правду, где-нибудь, в каком-то месте. Поднялся Исайя, если вы прочтёте Исайю 1. Я записал здесь. Исайя говорил им, сказал: “Ваши жертвы, которые требовал Иегова, стали для Меня зловонием. Я отвергаю их”. И туком овнов и—и телиц, и так далее, Бог отверг их, как раз то, что Он заповедал им делать. Потому что они сделали из этого ритуал, тогда Бог отверг это, потому что они сделали это ритуалом.
102    И мы можем сделать Слово Божье тем же самым, верно, когда это превращается для нас в традицию, ритуал. Мы должны приступать к этому, понимая, что это “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ”. Если Бог обещал это, Бог будет верен Своему обещанию. Он значительнее, чем Его обещание. Он всегда был. “Он исполнит, — как сказал Авраам, — то, что Он обещал сделать”. Он всегда может сделать это, сдержать Своё Слово.
103    Так вот, Исайя говорил им, сказал. Все эти вещи, которые они совершали, они это делали неискренне. Они это сделали, потому что остальные это делали. Они делали, потому что… делали это и потому, что это было требованием Иеговы. И вся семья это делала, и матери это делали, и дедушки делали. Почему бы и им не сделать это?
104    Так вот, мы поступаем точно так же. “Мой дедушка был пресвитерианином, поэтому я — пресвитерианин. Мой папа был баптистом, поэтому я — баптист”, — и так далее. “А мой папа был пятидесятником, поэтому я — пятидесятник”. Это не То.
105    Мы пришли, наконец, к тому, что поняли, что мы отделены. Мы отделены от Бога. И мы приходим на основании пролитой Крови Иисуса Христа. Под той Кровью, вот где методисты, баптисты, лютеране, пресвитериане, пятидесятники — все могут встретиться на общих основаниях. Независимо от традиции, они, или ритуала, они могут встретиться там на одном общем основании — под Кровью Иисуса Христа.
106    Пока церковь не вернётся к такому месту, и уйдёт от своих ритуалов, и обратно к первоначальному Божьему плану, где люди рождаются в Царствие Божье, а не присоединяются к Церкви. Тогда это будет временем, когда повсюду будет царить общение. И Дух Господа будет покрывать землю, “как вода наполняет моря”, — когда это придёт к такому пункту, что люди забудут свои разногласия и соберутся в общении под Кровью. Мы не можем все подходить под баптистскую традицию или пресвитерианскую традицию, или под методистскую традицию, под пятидесятническую традицию. Но мы все можем встретиться и общаться под Кровью Иисуса Христа, потому что это первоначальный Божий план. Это верно. Аминь. Вот где прощение.
107    Методист может посмотреть на баптиста и смотреть на него искоса, а баптист может смотреть на пятидесятника, а пятидесятник опять же на баптиста, из-за своих традиций. Но когда они встречаются у креста, где Кровь Иисуса Христа очищает всех людей от греха, он — новое творение во Христе Иисусе. Он — брат. Не имеет значения, каким клеймом он клеймён, он — брат. Потому что это единственное основание, на котором мы можем все встречаться. Это Божий способ делания этого. Эти другие вещи — это человеческие вероучения, введённые в Это. Но Божий первоначальный план для прощения — это под Кровью Иисуса Христа. Это Божий план делания этого. Да.
108    Традиции в те дни, великий пророк прокричал, и он сказал: “Ваши традиции бессильны. Они смердят предо Мной. Не верите в них”. Люди приносили эти жертвы, не имея даже веры в то, что они делают.
109    Теперь давайте зададим себе вопрос. Не является ли это чем-то таким, как сегодня? Как бы ни было нам неприятно говорить это, но мы должны взглянуть фактам в лицо где-то. Где-то что-то не в порядке.
110    Что ж, эта Церковь должна быть намного дальше оттого, где это находится сейчас. Иисус ожидает, чтобы Его Церковь приготовилась. “Его Невеста приготовила Себя”. У нас есть потенциалы. Святой Дух находится здесь. Бог здесь, сила, чтобы исцелять больных, сила, чтобы делать всё, что делал Христос. Я сам видел это проявленным, Святым Духом. Поэтому, возможности — здесь.
111    Бог ожидает от нас, чтобы мы ушли от своих традиций и вернулись под Кровь Его Сына, Иисуса Христа, и стали Церковью живого Бога. Методист, баптист, лютеранин, пресвитерианин, кто угодно, “Всякий желающий пусть приходит и берёт воду Жизни даром”. Я верю этому всем своим существом. Мы… Бог послал Святого Духа, чтобы совершать это.
112    Но мы, с нашими ритуалами, без искренности, мы ходим, потому что это—это наша традиция, и потому что это ритуал. Мы ходим без искренности, без настоящего сожаления о грехе.
113    Я замечал, однажды вечером, на том большом известном собрании одного из наших великих и знаменитых братьев в Калифорнии. И я обратил внимание на том собрании, когда те люди спускались, молоденькие дети-подростки. Я восхищался этим братом за его сильную позицию; любой восхитился бы. Если ваша позиция, увидев, какое место он занимает в эти последние дни, вы тоже займёте. И когда я наблюдал за теми людьми, которые подходили к алтарю, чтобы принять решение, девочки жуют жевательную резинку, мальчики толкают друг друга, люди смеются, это не отражало благочестивой печали. Вы должны приходить глубоко убеждёнными. Боже, пошли нам старомодную пятидесятницу, пробуждение Святого Духа, которое искоренит грех и принесёт сознание греховности мужчинам и женщинам.
114    Не говорить: “Я вернусь обратно в церковь и возобновлю общение. Я подпишу листок”. С этим всё в порядке, но ты можешь присоединиться к масонам, к членам общества чудаков и чему угодно, и получить те же самые результаты.
115    Но когда ты приходишь под Божье прощающее искупление Крови Иисуса Христа, там внутри должна появиться искренность. Бог требует искренности.
116    Если это так дорого стоило Ему, отдать Своего единородного Сына, то как отвертимся мы при наличии какого-то незначительного переживания со смехом, и прийти присоединиться к церкви, и подписать листок о решении и принести его в церковь, или что там ещё? Не такое Божье требование. “С плачем сеющий семена возвратится с радостью, неся снопы свои”. Мы нуждаемся в людях, несущих снопы.
117    Я слышал, как один известный евангелист сказал однажды, когда я присутствовал на одном завтраке, взял Библию… И я всегда восхищался им. Он сказал: “Вот стандарт. Вот то, что требует Бог”. Он сказал: “Я приезжаю в город, провожу пробуждение”. Сказал: “У меня двадцать или тридцать тысяч принявших решение. Я возвращаюсь примерно через четыре или пять лет, или, может, два года, — и сказал, — я не могу найти пятнадцати или двадцати человек”. Сказал: “Святой Павел приходил в город и обращал одного человека. Он возвращался на следующий год, у него было тридцать или сорок человек от того одного”. Тогда он сказал: “Это ленивые проповедники, которые сидят, задрав ноги на стол и не идут навестить людей”.
118    Я восхищаюсь его смелостью, что мог отругать своих братьев, и сказать то, в чём он убеждён. Но я хотел бы задать ему вот этот вопрос: “Какой проповедник говорил тогда тому одному Павлову, когда там не было церквей, куда он мог бы пойти?”
119    Что это было? Павел приводил его из традиции или подписывания заявления, к крещению Святого Духа, когда его душа горела для Бога. Он хотел свидетельствовать и рассказывать что-то. Вся его душа горела пылающим огнём, который Бог вложил туда. Что нам необходимо сегодня — это знамение того, что мужчина или женщина спасены, наблюдайте тогда за ними, как они будут стараться привести другие души, как можно быстрее.
120    Он сказал однажды, что буфетчик… Мальчик вошёл и сказал: “Мистер бармен?”
Он сказал: “Да, сынок”.
Он сказал: “Ваша вывеска упала”.
121    Он сказал: “Хорошо, спасибо тебе, сынок”. Итак он вышел на улицу, а маленький мальчик стоял, сложив руки за спиной, позади него, и бармен посмотрел наверх. И там висела большая медная пластина с рекламой этой закусочной. Он снял свой фартук и отполировал её. Он сказал: “Сынок, ты ошибаешься. Моя вывеска наверху”.
122    Он сказал: “Никак нет”. Сказал: “Это не так”. Сказал: “Я имею в виду ваш—ваш самый лучший знак”.
Он сказал: “Это у меня самый лучший знак”.
123    Он сказал: “О-о, нет. Посмотрите, лежит там”. Там лежал пьяный человек, в канаве. Это было его самым лучшим знаком, так точно, когда он увидел человека под воздействием того, что он продавал внутри.
124    И когда мы видим человека под воздействием Святого Духа, до того что его жизнь горит старомодным пятидесятническим Огнём, это самый лучший знак, который есть у Бога, что тот человек спасённый, когда он будет служить. Это самый лучший знак. Так вот, как же это произойдёт? Не через присоединение к церкви, но через принятие Его прощения через Иисуса Христа, вашу невинную Замену.
125    Нет искренности, нет настоящего сожаления греха. Он сказал: что Он скроет Своё лицо от их ритуалов. Их молитвы были бессильны. Они молились, о-о, конечно. Они приходили туда и возносили свои молитвы. Они приносили свою жертву. Это стало формой.
126    Вы знаете, что во Втором Тимофею, 3-м стихе, то есть в 3-й главе Второго Тимофею, нам сказано то же самое, что у нас будет в последние дни? В Библии говорится здесь: “В последние дни, знай, что наступит время, когда люди будут наглые, напыщенные, любящие удовольствия больше чем Бога; непримирительны, клеветники, невоздержны, и презирающие добрых; имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся: таковых удаляйся. К сим принадлежат те, которые вкрадываются в дома и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями, и всегда—всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания Истины”. Теперь, если Библия предсказывает, что настанет такое время, когда церковь пришла к той же самой традиции, как у них было тогда, своими ритуалами, вот это снова здесь, традиционная религия, бессильная.
127    “О-о, — они говорили, — это коммунисты”. Нет, это не они.
128    “Имеющие вид благочестия”. Они ходят в церковь. Они вступают в церковь. Они стараются произвести хорошее впечатление, что они ходят в церковь и прочее, а выходят и живут по-другому.
129    В их душах нет огня. В них нет ничего. Их никто не интересует. “Все пусть умирают и уходят, если они хотят. Мы чувствуем, что мы спасены. Пусть все остальные уходят”. Это не настоящее Христианство.
130    Христианство — это: идти за погибающими, пойти привести того брата, пойти сделать в отношении этого что-то. Можем ли мы стоять, сложив руки, даже если мы заявляем, что мы спасены, и видеть мужчин и женщин погибающими повсюду? И улицы, на которых полно женщин, идущих в церковь в шортах и—и накрашенных, и—и разгуливают туда-сюда по улице с сигаретой в руках; и—и всё лицо размалёвано, это похоже на лис и волков, или что-то такое. И мужчины расхаживают туда-сюда по улице, присоединяясь к церкви, и подобного рода вещи. И называете это Христианством, и помалкиваете?
131    Что стал бы делать Святой Павел, если бы он прошёлся по Тусону? Так вот, я говорю, что они упрятали бы его за решётку ещё до рассвета. Это верно. Почему? Его душа горела бы для Бога, что он не удержался бы, чтобы не сделать этого. Конечно. Но мы присоединяемся к церкви. Вы видите, наши традиции стали зловонными пред Богом.
132    Что нам необходимо сегодня — это чтобы восстал пророк с “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ” и вскрыть все те дела до самого основания и сказать, что они стали зловонием. Наши деноминации выросли. Наши церкви большие, и они красивее, чем были когда-либо. Мы были бы намного лучше с жестянкой, стоя снова в переулке, с гитарой, стоя там и стуча в барабан, или что-нибудь другое, с подлинным пятидесятническим Огнём, горящим в наших душах, чем сидеть на этих замечательных стульях, на которых мы сидим сегодня, умирая. Умирающий мир, под нашими ногами. Так точно.
133    У Бога есть прощение, и то прощение только через Иисуса Христа; образование, традиция, деноминационное, научное, ничто не сможет занять этого места. Оно под Кровью. Оно под традицией… не под традицией, но под Кровью Иисуса Христа, Божий предусмотренный путь для грешников, единственный путь, где мы можем когда-либо встретиться.
134    Я говорю вам, возьмите методиста, возьмите баптиста и пресвитерианина, и лютеранина, и пятидесятника, и пусть все они придут под ту Кровь, они — братья. Они больше не будут ссориться тогда. Никак нет. Они — братья. Они на всё смотрят одинаково. Но пусть только методист сцепится с баптистом относительно крещения, пусть единственник сцепится со сторонником троицы, или сторонник троицы с единственником, или что бы то ни было, посмотрите на спор — волосы дыбом. Но пусть они оба придут под крест, и смотрите тогда, что произойдёт.
[Пробел на ленте. — Ред.]
Я буду петь о правде и любви.
Когда ж свой путь закончу я,
И тело ляжет в прах,
Как Ты нашёл и спас меня
Петь буду в Небесах.
135    Я сегодня свидетельствую, что Кровь Иисуса Христа делает методиста, баптиста, лютеранина, пресвитерианина, кто бы это ни был, моим братом. Так точно. В человеке есть нечто, потому что его дух — это—это брат. Он не спорщик и—и что-нибудь ещё. Это… Он — брат во Христе. Он верит каждому Слову, которое в этой Библии.
136    Как может Святой Дух, Кто написал Библию, отвергать это? Как может Святой Дух, живущий в человеке, говорить: “О-о, это было для учеников, тогда”?
Иисус сказал: “Всякий, кто пожелает”.
137    Пётр сказал: “Вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовёт Господь Бог наш”. Святой Дух был для всякого, кого призовёт Бог.
138    Здесь Он сказал: “Кого Он предопределил, тех Он предузнал”. Он предназначил, и они приняли.
139    “Никто не может прийти ко Мне, — сказал Иисус, — если не привлечёт его Отец. И все, кого Отец дал Мне, придут ко Мне”.
140    А мы приходим разогретые эмоциями? Мы приходим, чтобы присоединиться к церкви? Мы приходим, потому что мы не хотим пойти в ад? Или, мы приходим, потому что мы любим Бога, что, “Отдал Сына Своего единородного, чтобы всякий, верующий в Него, имел Жизнь вечную”? Мы приходим, потому что это жертва любви, которую Бог даровал нам, чтобы мы могли показывать, показывать её?
141    Бог ненавидит бессильную религию. Их религия не имеет силы. Итак, что Он должен сделать для этого дня? Он ненавидит… Каждый раз, в Библии, когда Бог когда-либо… Вне, с этой стороны Библии, каждый раз, когда наступало пробуждение или реформация, это было подтверждено великими знамениями и силами. Когда вышел Лютер, когда вышел Уэсли, когда все реформаторы — Сэнки, Финни, Нокс, Кальвин, кто угодно, где они появлялись, там было проявление силы. Где есть Бог, Он — сверхъестественный. Где Бог проявляет Себя, там должно быть сверхъестественное.
142    Посмотрите на фарисеев в тот день, которые пришли к Иисусу, и они говорили о кротости и неясности. “Кто был нежнее, чем старый священник? Кто был более значительным, чем их священник? Он приходит к тебе, когда ты родился. Если там ссора среди соседей, он приходит и улаживает её. Он всегда выступает миротворцем. Он — любящий человек. Ты знаешь, что это так. Когда у тебя трудности, ты можешь прийти к нему, он поможет тебе. Что насчёт прекрасного человека?”
143    Затем, говоря об этом Иисусе из Назарета. “Этот священник, мы знаем, кем был его отец, его отца отец, его отца отец. У нас здесь школа, которая устанавливает его личность. Кто такой этот Иисус из Назарета? Из какой Он школы? К какой организации Он принадлежит? Разве Он делает что-то кроме лишь того, что ссорится? Что Он говорит насчёт вашего старого доброго священника? ‘Он от дьявола’, — Иисус сказал. ‘Вы—вы… Ваш отец — дьявол, и вы будете делать его дела’. Вы можете себе представить?”
144    Он пришёл в храм и, воззрев на них с гневом, перевернул жертвы, которые требовал Иегова, и закричал: “Написано: ‘Дом Отца Моего есть дом молитвы’, а вы сделали его вертепом разбойников”.
145    Что Он сделал бы сегодня, если бы Он пришёл в наши современные церкви? Ещё полетели бы столы, ещё подскакивали бы скамейки, ибо Он разнёс бы это на части. Верно. Это было бы то же самое. Вы не видите, что Иисус полностью по Писанию. Он был Словом. Ему не надо было что-то писать. Он был Словом. Он был живым Словом. И люди не смогли распознать этого.
146    И как может сегодня человек, на основании принципов, что… Иисус обещал эти знамения всему миру, и это благословение всему миру, и Святому Духу сойти точно так же, как это было в начале, всем, кого ни призовёт Бог. Как может человек называться Христианином и отвергать то Слово, и говорить, что в нём есть Святой Дух? Святой Дух будет говорить на каждое Слово Божье “аминь”. Это совершенно верно.
147    О-о, брат, наши образовательные системы увлекли нас от этого. И наши—наши деноминации отделили нас друг от друга и от Христа. Но, что? Они будут продолжать дальше это делать. И вы принимаете заменитель, что-то другое, и это ничто другое, как фиговый листок снова. Бог отвергает это. Но когда Церковь приходит под Кровь Иисуса Христа, со знаком Святого Духа на них, тогда вы снова увидите братство. Вы увидите Церковь, наполненную силой. Вы увидите.
148    Бог ненавидит бессильную религию. Должна быть сила. Конечно. Это сила — спасать человека от греха. Это сила, которая может совершать знамения и чудеса и удивительные вещи, как обещал Иисус Христос. Они нацеливались на Слово Божье и верили этому, и попадали в цель. Вы нацельтесь точно так же на Слово Божье; это снова попадёт в цель. Должно попасть, потому что Он тот же вчера, сегодня и вовеки. Богу не нравится бессильная религия. Богу такое не нужно. Бог желает исполнять. Бог желает показывать Себя живым. Наши настоящие надежды — это воскресение. Правильно? Нашими надеждами на жизнь является воскресение, воскресение Иисуса Христа.
149    Понимаете, Бог желает действовать в Своей церкви. Иисус сказал: “Я буду с вами всегда, даже до скончания мира. Дела, которые творю Я, и вы сотворите”. Святого Иоанна 12:14, “Дела, которые творю Я, и вы сотворите, и больше сих сотворите, потому что Я к Отцу Моему иду”. Так вот, церковь пытается отрицать это, выработать— выработать способ, чтобы получать больше членов, быть более популярной.
150    Теперь я хочу спросить у вас кое-что. Бог старается исполнять в Своей церкви, а церковь старается исполнять с помощью своего вероучения, и эти два не могут действовать вместе. Вы должны избавиться от вероучения, и впустить Христа. А как вы можете это сделать? Когда Он видит Кровь, когда Кровь нанесена с искренним сердцем, и рука положена на Иисуса Христа, и сердце, которое правдиво пред Богом; чтобы признать свои грехи и родиться от Святого Духа, тогда последуют дела Божьи, как Он сказал, что последуют. Да-а, церковь хочет исполнять через свои вероучения и увидеть, сколько они смогут получить членов. Бог желает исполнять через силу Крови, сделать так, чтобы Христиане родились заново. Вот в чём именно здесь разница.
151    Чтобы сделать это, должен, ты должен отвергнуть. Чтобы сделать это, они, ты должен отвергнуть Святого Духа и Его исполняющую силу, чтобы принять вероучение. Тебе надо увидеть Истину, прежде чем ты сможешь принять заблуждение, если ты собираешься стать Христианином. Ты не можешь… Тебе надо переступить через Божье обещание, чтобы принять заблуждение. Потому что, там мигает красный свет прямо перед тобой всё время: “Это Слово”.
152    Ты говоришь: “Ну, это было для какого-то другого времени”. Это для сего дня, потому что Христос — это Слово. Правильно? [Собрание говорит: “Аминь”. — Ред.] Святого Иоанна 1, “В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. И Слово стало плотью и обитало среди нас”. И в Библии сказано: “Он вчера, сегодня и вовеки тот же”. Поэтому, если Христос — это Слово, каждое обещание верно, и оно вчера, сегодня и вовеки то же. Так должно быть. Для этого нужна рождённая свыше вера, чтобы поверить и привести это в действие. Просто, ты не можешь этого сделать при помощи традиции. Это не сработает. Ты должен прийти под ту Кровь, это абсолютно верно. После того как Израиль сказал…
153    После того как Исайя сказал Израилю, что они осквернили свою замену традициями, там появился другой пророк. (Прежде чем закончим.) Другой великий пророк вышел на сцену, и это был Иоанн Креститель. Так вот, он указал им на Агнца, который заберёт… будет не только для Израиля, но всей падшей расы Адама. Он сказал, что там будет… Бог должен был прислать Агнца. И этот Агнец будет для язычника, еврея и для всех, кто придёт.
154    Не прошло много времени, и Агнца пригвоздили к Его жертвеннику на кресте. Его Кровь пролилась. Святой Дух вернулся. Теперь, когда умирало прежнее животное-агнец, то дух животного не мог вернуться, поэтому та кровь применялась только к народу. Но теперь, для всей расы Адама, Агнец Божий, который пролил Свою Кровь, знак вернулся в форме Святого Духа, чтобы сойти на поклоняющегося. Так вот, это есть то, что требует Бог. Это то, что они делали в тот день. И это то, что они будут… они делают сегодня.
155    Теперь, если какой-либо человек ощущает тяжесть греха, и вы знаете, что вы не правы, послушайте, есть прощение, и то прощение через Божьего Агнца. Вы верите этому? [Собрание говорит: “Аминь”. — Ред.] Оно через Агнца, через Кровь Агнца.
156    Однажды мне рассказали одну историю. Мне она очень помогла. Был маленький мальчик, который был похищен в прежние времена. Я думаю, что вы все читали библейскую историю и изучали историю церкви. А в… Я думаю, что это Фокс… Нет, не это. Это были Никейские Отцы, или жизнь Святого Патрика. Святой Патрик был на самом деле… Это имя ему было дано. Его звали Сакет. И его—его похитили пираты и сдали его на работу, разводить свиней.
157    И эта история гласит, что этот ребёнок был похищен и посажен на корабль, и он там выполнял свою работу. И однажды старый капитан заболел и был—был чуть ли не при смерти. И он был настолько болен, находясь далеко в море, и седобородый старина лежал в своей каюте. И он позвал своих матросов, своих палубных матросов, сказал: “Есть ли у кого-нибудь из вас Библия?” Сказал: “Когда я был ребёнком меня воспитывали в Христианском духе”. И сказал: “Я, я умираю. И—и, друзья, я не хочу умереть вот так”. Он сказал: “У вас есть Слово Божье? У кого-нибудь из вас здесь есть Слово Божье?”
158    В конце концов, оттуда, из группы стоявших мужчин, появился мальчик, и он сказал: “Сэр, у меня есть Библия. Я — Христианин. Я ношу с собой”.
159    Он сказал: “Подойди сюда, сынок”. Он сказал: “Ты имеешь в виду, что ты носишь Библию?”
160    Он сказал: “Да”. Сказал: “Мои мать с отцом были Христианами, и я отдал свою жизнь для Христа, когда я был совсем маленьким, и я ношу Его Слово с собой, куда бы я ни пошёл”. Сказал: “Оно лежит у меня на сердце, и оно вложено в моё сердце”.
161    Он сказал: “Прочти мне что-нибудь оттуда, перед тем как я умру”.
162    И мальчуган пролистал до Исайи 53:5: “И это звучит вот так: ‘Он изъязвлен был за грехи наши. Он мучим был за беззакония наши. Наказание мира нашего было на Нём. И ранами Его мы исцелились’”.
163    И когда он произнёс это, старый капитан сказал: “Ты можешь прочесть дальше?”
И маленький мальчик сказал: “Можно мне прокомментировать здесь?”
И старый капитан сказал юноше, сказал: “Давай”.
164    Он сказал: “Моя мать-Христианка, до того как меня забрали у неё, говорила… Знаете, она, бывало, читала мне это место Писания, часто. И знаете, как она мне читала его?”
165    И старый капитан сказал: “Нет, сын. Мне хотелось бы услышать, как твоя мать-Христианка читала его”.
166    “Она говорила…” Он сказал: “Вот как она читала его. ‘Он был изъязвлен за грехи Уилли Пруитта. Он мучим был за беззаконие Уилли Пруитта. Наказание Уилли Пруитта было на Нём. И ранами Его Уилли Пруитт исцелился’”.
167    Старый капитан сказал: “Мне нравится это. Мне нравится это”. Сказал: “О-о, если бы только моё имя можно было прочесть там!” Сказал: “Ты думаешь, что ты мог бы это сделать, сын?”
168    Он сказал: “Я попробую”. Он сказал: “Он был изъязвлен за грехи Джона Квартца. Он мучим был за беззаконие Джона Квартца. Наказание мира Джона Квартца было на Нём. И ранами Его Джон Квартц исцелился”.
169    Со слезами, капающими на его бороду, он сказал: “Принесите мне мою одежду. Иисус Христос исцелил меня. Я отдаю Ему свою жизнь”. Видите?
170    О-о, друг, если бы ты только смог прочесть там своё имя! О-о, если бы мне прочесть своё имя: “Он был изъязвлен за грехи Уилльяма Бранхама. Он был мучим”. Не церковь, не просто… не вероучение. “Но Он был мучим за моё беззаконие. Наказание моего мира было на Нём. И ранами Его Уилльям Бранхам исцелился”. О-о, если бы мы только могли прочесть своё имя в Писании, и со всей искренностью, вот что это даст. Прочесть наше имя там — совершает принятие, прощение, ибо когда мы осознаём, что Он был изъязвлен за наш грех, Он был мучим за наше беззаконие.
171    Другая вещь, мы находим в Евреям 9:11, что прощение производит очищение, поклоняющийся не имеет больше сознания греха, и очистил себя от мёртвых традиций. Когда мы действительно приходим под Кровь, мы очищены от мёртвых традиций. Писание так говорит, Евреям 9, следите: “Очищает вашу совесть от мёртвых традиций”. Затем, если ты это совершаешь, забудь, что ты баптист, забудь, что ты методист, забудь, что ты пятидесятник, кем бы ты ни был, и забудь все те мёртвые традиции, и приди к Крови. Приди к тому.
172    Прочти своё имя там, и тогда соверши это, тогда приди к столу общения, тогда приди и выясни, кто прав и неправ, будет ли это тесное общение или нет, посмотри, сможешь ли ты не разрешить войти твоему брату. Ты не сможешь этого сделать. Ты просто не сможешь этого сделать. В тебе есть нечто, что не позволит тебе этого сделать. В тебе есть нечто, понимаете. Твоё имя прочитано среди тех имён и ты не можешь этого сделать. Это освобождает тебя. Это очищает тебя.
173    Вспоминая Его, когда мы преклоняем колена у креста, пусть это будет католический священник, пресвитерианин, кто бы это ни был. Пусть тот человек приходит, когда он читает своё имя в том месте: “Он был изъязвлен за грех этого священника. Он был изъязвлен за этого методиста, этого баптиста, этого пятидесятника”. Что? “Изъязвлен за наши грехи”, — моё имя, твоё имя, кто бы ты ни был. Тогда давайте будем верить Этому; не тому, что говорит вероучение. Что говорит Слово! Тогда давайте преклонимся у креста, вместе. Мы — братья. О-о, да, традиции, тогда мы очищаемся от всех мёртвых традиций.
174    Там могут быть сорок государственных пресвитеров, там могут быть сорок первосвященников, там могут быть кардиналы и епископы, и папы, всё остальное, вопящие: “Убирайся оттуда. Не оскверняй себя”. Но ты обнял своего брата, брата. Там есть нечто подлинное. Ты получил прощение при том же самом Искуплении, благодаря которому прощён и он. Вы — братья, и это сближает ближе, чем брат. Что-то такое в этом, что сближает тебя с Богом. А когда ты сближаешься с Богом, вы сближены друг с другом.
175    “Как ты можешь не любить своего брата, которого видишь, или презирать его, и говоришь, что ты любишь Бога, Которого не видел? Ты становишься лжецом, и нет в тебе Правды”.
176    Но когда мы приходим к такому месту, где Кровь Иисуса Христа очищает нас от всякого греха, тогда мы — братья. Тогда у нас нет отличий. Наши прежние клейма, которые на нас прицепили, не имеют значения.
177    Я помню, как там, я проходил в ворота недавно и рассказывал одному присутствующему здесь брату, где я когда-то пас скот. И проходя там, объездчик отмечал тот скот, когда они проходили в загон для весеннего сбора. И он следил. Он никогда… Там на них стояли разные клейма. Но он не обращал внимания на клеймо. Он следил за биркой крови. И это должна была быть чистокровная херефордская, иначе это не могло пройти дальше в Арапахский лес, предназначенный для пастбища Херефордской Ассоциации там. И это должна была быть чистокровная херефордская.
178    Я думаю, что вот так это будет в конце времени. Он не будет говорить: “Ты методист? Ты был баптистом?”
179    Это серьёзный вопрос сегодня: “Кем—кем ты являешься? Ты методист, баптист?”
Я сказал: “Нет”.
180    “Кто ты, пресвитерианин, лютеранин, назарянин, пятидесятник?”
“Нет”. “Кто ты?” “Христианин”.
181    Христианин, бирка Крови, понимаете, под Кровью. Это означает, что каждый брат, сестра под той Кровью является моим братом, сестрой. Глубочайшая искренность там перед Христом. Мы — священник, проповедник, кто бы ни был, возлагаем наши руки на нашу жертву и говорим: “Мы — виновные грешники. Мы недостойны Твоей милости, о Боже. Но Ты послал Своего Сына умереть вместо нас, и мы даром принимаем это”. О-о, тогда мы братья.
182    Со всеми спорами покончено. Всё это ушло. Мы искренне прощены. Вы уходите, прощённые и очищенные от греха, очищенные от традиции. Всё старое прошло. Старые ссоры закончились. Все баптисты, методисты и пресвитериане очищены с помощью той же самой Крови, и мы стали братьями. Традиционные ссоры закончились, тогда мы можем общаться здесь. И там, только, мы можем общаться.
183    Я видел пресвитериан на собрании Деловых Людей Полного Евангелия, которые говорили на языках и восклицали, что было сил, и самые из наиболее выдающихся пресвитериан, которые есть в Соединённых Штатах. Джим Браун, кто из вас встречал его когда-либо, выдающийся пресвитерианин, стоял здесь и танцевал в Духе, и говорил на языках, и вёл себя таким образом здесь, и пастор одной из самых известных пресвитерианских церквей в Соединённых Штатах. Лютеране, методисты, прес-… все вместе, что это такое? Они пришли под Кровь. Нет никакой бирки. Нет никаких деноминационных барьеров. Мы — одно. Мы — Христиане. У нас нечто общее. Да. Здесь недавно…
184    В заключение. Были мужчина и женщина, муж и жена, разводились. И они пытались помириться. Они пошли к психиатру, чтобы узнать, сможет ли он умерить разногласия между ними, но он не смог им помочь. Они ходили повсюду, что только могли придумать, чтобы остаться вместе, но они только ссорились, и в конце концов они разделились. И они просто не выносили друг друга и не могли находиться в присутствии друг друга, и они начинали ссориться. Итак, они решили, что они разведутся.
185    Итак, они наняли адвоката, чтобы дал им развод. И он сказал: “Что ж, прежде чем мы это сделаем, — сказал, — мы продадим дом”. И сказал: “Вам лучше пойти туда и поделить между собой добро, прежде чем вы получите развод, и дом будет продан”.
186    Ну вот, муж; и жена пошли вместе. Они пришли в тот дом. И они вошли в гостиную, и она сказала: “Я возьму вот это”.
А он сказал: “Я возьму вот это”.
187    И они спорили, и они волновались и злились друг на друга. Спустя некоторое время, они сказали: “Хорошо, я отдам тебе вот это, если ты возьмёшь это”. Хорошо, вот так продолжалось некоторое время. Потом они вошли в гостиную и ходили по разным комнатам, и на кухню, и в спальню. Они поделили своё добро.
188    Затем, в конце концов, они вспомнили, что было ещё кое-что на чердаке. Таким образом, они пришли на чердак и вытащили старый сундук. И они начали выкладывать оттуда разные вещи, говоря: “Ты можешь взять это, и ты можешь взять это”. И, наконец, глаза обоих случайно упали на маленькую вещицу, и они оба схватили её. И они посмотрели друг на друга. Что это было? Пара маленьких детских беленьких туфелек, которые принадлежали ребёнку, который умер. Это было частью их обоих. Тут же, их руки сплелись, сжимая эту детскую туфельку. Действительно, кому она принадлежала? Чья она была? Это принадлежало им обоим. Это было их совместным.
189    Через несколько мгновений, когда они смотрели друг на друга, по щекам начали катиться слёзы. Что это было? Они могли поделить всё остальное, но когда они дошли до чего-то, что было у них общим, ребёнок, и он был на небесах, тогда ссора закончилась. Через несколько мгновений, они находились в объятьях друг друга. С разводом было улажено. Воцарился мир.
190    И, братья, позвольте мне сказать сегодня следующее. Мы хотим не того, чтобы вы присоединились к церкви. Но я прошу вас вот что. Есть одна вещь, что у нас является общим, это — Иисус Христос. Он для всех нас общий. Мы не можем все быть баптистами. Мы не можем все быть методистами. Мы не можем все быть единственниками или сторонниками троицы, или что бы это ни было. Мы не можем этого. Но есть одно, что у нас общее, это вот эта Божья прощающая жертва, Его Сын, Иисус Христос. У нас всё имеется в Нём. Но это является тем первым, что мы должны принять. Затем у нас могут быть другие вещи, когда мы приняли прощение, которое Бог предложил нам. И это будет не через нашу образовательную систему, не через нашу деноминационную систему, но будет через Кровь Иисуса Христа. Все мы можем встретиться там под крестом, и быть одно, и иметь нечто общее. Вы верите этому? [Собрание говорит: “Аминь”. — Ред.] Давайте сейчас склоним головы на одну минуту, когда мы молимся.
[Сестра начинает говорить ободряющее пророчество. Пробел на ленте. — Ред.] Аминь.
191    Со склонёнными головами, несомненно, что и сердца склонены, давайте склоним сердца сейчас на минуту, со склонёнными головами, говоря: “Господь, моё сердце сейчас склонилось, со всеми теми моими традициями, прав ли я, или нет?” Пусть Святой Дух всё просмотрит сейчас в сердце. И если оно не в том виде, каким должно быть, и вы хотели бы быть вспомянутыми в молитве при заключении, чтобы вы поняли, что все мы можем встретиться только под одним — Кровью, Искуплением. И когда мы встречаемся, мы тогда очищены от всего мирского. И вы хотели бы быть вспомянутыми в молитве, тогда не поднимете ли вы свою руку к Богу? Скажите: “Вспо-…” Благословит вас Бог. О-о, вот это да, столько рук! “Вспомни меня, О Господи”.
192    Вы осознаёте, что у нас не остаётся слишком много дней, чтобы прогуливаться по этой земле? Вы говорите: “Ну, я молод”. Я знаю. Я не знаю, брат, сестра, сегодня вечером умрут очень многие подростки, по всему миру, сотни их. Нет, единственно, что у тебя есть, — это — оставшееся в тебе дыхание.
193    В это время, не скажете ли: “С поднятыми руками, Господи Боже, я принимаю прощение, которое Ты пообещал, Кровь Иисуса Христа”? Теперь пусть Знак из Крови, Святой Дух, сойдёт на меня. Я не принял Святого Духа. Я—я знаю это. И я—я хочу принять то нечто, отчего я буду чувствовать себя так, как ты говоришь об этом, что со всеми моими грехами кончено; и мир, любовь к миру оставила меня, и я — новое творение. Я хочу знать это в своём сердце. И, Боже, я поднимаю свою руку не для Брата Бранхама, но я поднимаю её для Тебя, а Ты знаешь моё сердце”. И никто не поднимайте глаза. Пусть один только Бог видит это. И скажите: “Боже, мне—мне—мне необходим знак того, что Кровь относится ко мне. И мне это необходимо”.
Поднимите свою руку, скажите: “Помолись за меня, Брат Бранхам”. Благословит вас Господь. Это замечательно.
194    Не имеет значения, кем ты являешься — методистом, баптистом, пресвитерианином, это для всякого желающего. Теперь, у меня… не говоря ничего против тех церквей. С ними, с ними всё в порядке. Но что я пытаюсь сказать, что это не спасёт. Вы понимаете?
195    Должно быть Божье прощение, прощающая благодать. И единственно, как это представлено, не через церковь, но через Кровь Иисуса Христа. Это ваш Заместитель, когда вы можете возложить свои руки на Него и сказать: “Теперь я принимаю эту замену. Боже, смилуйся надо мной”.
196    И, может быть, здесь находятся церковные члены, которые присоединились к церкви со всей искренностью. Я верю этому, всем своим сердцем, что вы присоединились искренне. Но, вы говорите: “Брат Бранхам, действительно, моё сердце не было очищено от всех этих традиций и остального. Я—я считаю, что если кто-нибудь высказался бы против той самой церкви, которую я… Даже если в Библии будет сказано, скажет мне, мне докажут по Библии, что моя церковь ошибается, я—я всё равно не смог бы принять это от всего сердца. Я не смог бы, но я желаю. Помолись за меня”. Не поднимешь ли ты свою руку, скажешь: “Помолись”? “Я приму это. Да, я, несомненно, приму”. Благословит вас Бог. Это хорошо. Это замечательно. “Я—я хочу быть в состоянии принять всё, что сказал Бог, именно так, как Он сказал в Своей Библии. И я хочу, чтобы Кровь Иисуса Христа сошла на меня”.
197    И если Кровь нанесена, знак! Понимаете, есть знак Крови, который был дан, и это — Святой Дух. И когда Святой Дух сошёл, в день Пятидесятницы, вы знаете, как Он подействовал на людей. И каждый раз, когда Он будет сходить на людей, Он будет совершать точно то же самое. Пётр сказал: “Ибо вам принадлежит обетование, детям вашим, всем дальним, кого ни призовёт Господь Бог наш”, — то же самое обетование.
198    Если это десять центов здесь, то это десять центов и там. Это, где бы это ни было, это десять центов. Если это является алмазом здесь, это алмаз там. Если это является домом здесь, то это является домом там.
199    И если это Святой Дух, который сошёл в день Пятидесятницы, это тот же самый Святой Дух сегодня. И вы никогда не испытывали этого переживания? Получите его сейчас, в то время как мы молимся, вы хотите?
200    Наш Небесный Отец, понимая, что—что солнце стремительно садится, времени больше не будет, однажды великий Архангел выйдет на сцену времени, из Вечности. И прозвучит труба Божья, и каждый мужчина и женщина ответит перед тем, что нам известно как Истина — Словом Божьим. Должен быть некий стандарт, который Бог должен иметь здесь на земле, по которому мы будем судимы. И если мы принимаем стандарт нашей церкви, нашей деноминации, насколько далеко мы от него окажемся! И которая деноминация окажется правой? Поэтому, мы оказались бы в замешательстве. Мы не знали бы, что делать. Но имеется стандарт, и это — Твоё Слово.
201    И в Твоём Слове сказано: “Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствие Божье”. Другими словами, он не может понять этого. Он должен принять верой, и родиться свыше, и тогда он поймёт это. Увидеть означает “понять”.
202    И мы молим, Более, сегодня, чтобы большинство тех поднятых сегодня рук, по всему залу, бизнесмены города и женщины, мальчики и девочки, я верю, что они подняли свои руки с искренностью. Так вот, они не подняли бы свои руки, если бы не было убеждённости. И Святой Дух, через них, подтвердил им, что они не правы, и убедил их в том, что они хотят исправиться. И они подняли свои руки к Тебе, великому Творцу, понимая, что им придётся однажды встретиться с Тобой. И они были искренни, я верю, Господь, и я ходатайствую за каждого. Я верю, сегодня, Господь, когда я молюсь, чтобы ни один человек, поднявший руку, не успокаивался бы до тех пор, пока Святой Дух не наполнит их жизнь. Даруй это, Господь. Я провозглашаю их трофеями Иисуса Христа. Соверши это, Господь, я молю. Спаси погибающих.
203    Наполни тех, кто принял Христа, Святым Духом. Излей Его на их души, Отец. Прими Себе славу.
204    Иисус, Ты говорил нам: “Никто не может прийти ко Мне, если Отец Мой прежде не привлечёт его”. “Вера приходит от слышания, слышания Слова Божьего”. И теперь, Слово Божье было проповедано, вера приходит от слышания. Они были привлечены, потому что в Библии сказано: “Кого Он предузнал, тех Он предопределил. А кого Он предопределил, тех Он призвал. А кого призвал, тем Он дал Жизнь Вечную”.
205    И теперь, тогда в начале, прежде этого мира, Ты поместил их имена в Книгу Жизни Агнца. И сегодня Святой Дух призвал. И они подняли свои руки. Теперь, Господь, даруй им Вечную Жизнь. Я прошу этого для славы Божьей, чтобы Святой Дух сошёл в их сердца и обрезал их от всех мёртвых дел и традиций, и даровал им бесплатное прощение. И наполнил их Своим Присутствием, чтобы они могли двигаться дальше с сего дня, в этом мрачном времени, как это было в дни Содома, когда женщины красят свои лица, аморальность сотрясает страны.
206    О Господь Бог, пусть мужчины и женщины продвигаются как яркое пламя. Пусть Святой Дух, буквально, пошлёт на них святой Огонь, Господь, пока не будут наполнены Божьей благостью, и—и чтобы они отправились бы, чтобы призывать каждого грешника, с которым они соприкоснутся, к кресту. Даруй это, Господь, где и они могут упасть и найти прощение. Соверши это для методистов, баптистов, пресвитериан, пятидесятников и всех, Господь. Даруй это. Они сейчас Твои. Я вверяю их в Твои руки, чтобы Ты даровал им это. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.
207    Вы любите Его? [Собрание говорит: “Аминь”. — Ред.] Я… Это, может быть, немного не по порядку. Одну минуту. Давайте споём этот старый добрый гимн. Мне—мне нравится петь. Вы знаете, это… Иногда, когда проповедуешь, говоришь вещи, которые ранят, но есть—есть бальзам в Галааде, не так ли, который исцеляет душу? [“Аминь”.]
208    Давайте споём эту старую добрую песню, пожалуйста. “Люблю Его, люблю Его, Он первый возлюбил”. Вы знаете эту песню? [“Аминь”.] Кто-нибудь сейчас начните её для меня.
Люблю Его, люблю Его,
Он первый возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
209    Давайте напоём её. [Брат Бранхам начинает напевать Люблю Его. — Ред.] Теперь, пока напеваете “Люблю Его”. Сколько здесь баптистов? Поднимите руку. Пресвитериане, лютеране, назаряне, пилигримы святости, пятидесятники? Вот, вот это да, на людях! Все вместе… [Брат Бранхам продолжает напевать Люблю Его.} Что мы сделали сейчас, когда мы пришли под крест, под прощающую благодать? Мы все прощены, не через нашу церковь, но через Голгофу.
210    Давайте пожмём руки методистам, баптистам и пятидесятникам, вот, когда мы снова споём. “Люблю…” [Брат Бранхам пожимает руки тем, кто находится рядом с ним. — Ред.]
Он первый возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье…
211    Вот, мы поём её, чтобы каждый мог услышать. Теперь, давайте склоним свою голову и поднимем обе руки к Богу. И от всего сердца, если мы любим Его, давайте скажем это сейчас.
Люблю Его, (О Боже!), люблю Его
Он…