Главная        Проповеди        Аудио        Видео        Книги          Контакты
.pdf

ПРИЧАСТИЕ (1965)
12.12.1965 ТУСОН, АРИЗОНА, США

1 Волнующее послание из Слова Божьего только что сказал Брат Пэрри. Насколько же это правда, то что: “Мы ограничиваем Бога и помещаем Бога во время, а Он Вечный, мы не можем делать этого”. Итак, в этот вечер нам предстоит ещё кое-что — это причастие.

Три года я ждал, чтобы в Тусоне появилась церковь, но…вот она есть. Да, мы—мы в ней. И мы благодарим Господа, Он просто заставил нас ожидать, так что теперь мы можем это ценить.

3 Так вот, есть кое-что, что я хотел бы сказать до того, как мы начнём совершать причастие, это вот что: я полагаю мы достаточно видели в этот день, в который мы живём, что нам следует отдать каждую частичку нашего существа Богу. Мы—мы должны по-настоящему служить Богу. Я верю, что Он благословил нас прямым ответом на Писание, как уже сказал Брат Пэрри несколько минут назад, что мы—мы в—находимся в этом времени. Мы не слепы, мы—мы—мы видим, что мы здесь, мы—мы уже прибыли.

И мы также можем оглядеться вокруг, и увидеть как люди выходят из ума. Что мы—мы не можем здесь долго оставаться — просто окажемся в психиатрической больнице, весь мир в неё превратится. Видите? Итак, мы—мы в конце времени.

5 Итак, как закончил здесь Брат Пэрри — видеть, что всё это истинно, что всё это правда, это не выдумка. Это не просто что-то, что мы воображаем. Это то, что было напрямую дано нам Словом Божьим и явно проявлено перед нами, для того чтобы мы знали, что мы здесь. Мы—мы не знаем сейчас, сколько ещё осталось, потому что опять же мы возвращаемся к часам, видите — сколько сейчас времени. Но мы—мы знаем, что мы—мы здесь, именно в этом времени. Божье время, как мне преставляется…

Некто однажды провёл небольшой анализ, результат которого показал, что если бы Бог поступил бы с ним в соответствии…если бы Ему пришлось установить время — одна—одна тысяча лет — это всего один день. И тогда, если человек прожил бы семьдесят лет, это было бы всего несколько минут Божьего времени. Видите? Вот, и сказал, что если бы это было сорок лет, то это едва ли заняло бы столько времени, чтобы Он успел моргнуть за это время. Видите? Видите, вот как всё быстро — всё это, если бы было установленное время, тогда как Он вообще не имеет времени. Поэтому Он просто Вечный.

7 Я думаю, это была Сарра там… или нет, Иосиф, однажды вечером сказал мне и Брату Пэрри, сказал: “Папочка, когда появился Бог? Откуда Он появился?” Видите? “У Него не было начала, правда? Разве Ему не нужно было начинаться?”

Я сказал: “Нет. Всё, что имеет начало, имеет и конец, но то, что не имеет начала не имеет конца”. Но ему ведь всего десять лет, и для него это было сложновато понять. Видите? И как ему принять такое, зная, что что-то никогда не начиналось? Не только ему, и мне тоже. Так вот, понимаете, и мне это едва ли в голове укладывается — как это вообще началось.

9 Теперь, мы собираемся нечто соблюсти, что действительно является священным.

Несколько дней назад я был приглашён одним очень приятным Христианином, который—который никогда не совершал этого, и он узнал, что мы принимали причастие буквально. Они совершают то, что они называют “духовным общением”. И в отношении общения, я сказал бы, что это правильно, потому, что общаться — это говорить с кем-нибудь. [В английском языке слово “причастие” пишется и произносится одинаково со словом “общение”.—Пер.], видите. И брат даёт мне это место из Писания, сказал: “Брат Бранхам, разве ты теперь не считаешь…”

11 Так вот, причина, почему я это говорю…Всё в порядке, Брат Пэрри? [Брат Пэрри Грин отвечает: “Конечно”.—Ред.] Понимаете, причина, почему я это говорю — чтобы вы имели представление о том, что вы делаете. Вы не…если вы идёте куда-то слепо, вы не знаете, где вы и что вы делаете, у вас даже уверенности нет, если вы не имеете представления о том, что вы делаете. Но вы должны понимать, что вы делаете, и почему вы это делаете.

Он сказал: “Ну а если мы принимаем Слово Божье, разве то, что мы принимаем это не Бог?”

Я сказал: “Совершенно верно, сэр, это так. Но мы читаем здесь, что они в действительности…Павел учил буквально принимать вечерю Господню: ‘Творите сие в Моё воспоминание’, — сказал Иисус. ‘Каждый раз, когда принимаете это в Моё воспоминание, смерть Господню возвещаете, доколе Он придёт’.” Видите? Так вот, мы должны принимать это.

14 Мы понимаем, что Святой Павел, который установил это в Церкви, являлся пророком Нового Завета. Пётр, Иаков, Иоанн, все прочие, они записывали, как писцы (о, это Матфей, Марк, Лука) то, что делал Иисус. Но Павел поставил всё это на свои места, он был—он был пророком Нового Завета. Точно как Моисей отправился в пустыню, чтобы получить вдохновение, чтобы написать пять Книг…первые пять Книг Библии, вот. Павел также ушел в пустыню и получил вдохновение от Бога, чтобы привести в порядок Церковь Нового Завета и показать Её на прообразе Ветхой.

Там у них был жертвенный агнец, которого Израиль хранил, как воспоминание. Он в действительности был использован только однажды — во время выхода из Египта. Но потом, они хранили это как воспоминание на протяжении всей эпохи. И “если закон был тенью грядущих благ”, вы понимаете.

16 Итак, я в действительности верю, что причастие (то, что мы называем “причастием” сейчас) — это чтобы…это “Вечеря Господня”.

Итак, мы видим только три физических Божественных повеления, оставленных нам: первое из них — это причастие; омовение ног; крещение в воде. Всего только три веши. Это совершенство — в трёх, видите. И у нас есть только эти три повеления. Мы осознаём, что это было положение, данное Святым Павлом в Новом Завете.

И теперь, если вы сказали бы: “причастие должно быть просто принятием Слова”. Я не верю, что кто-то может иметь право принимать вечерю Господню пока он не принял Слово Господа в сердце своё. Видите? Потому что я собираюсь…Я через несколько минут прочитаю вам кое-что, и вы увидите. Итак, внимание. Так почему же тогда мы—мы…

19 На том же самом основании можно было бы полностью оправдать Армию Спасения. Они не верят в водное крещение ни в каком виде, говоря: “Нам оно не нужно”. Так, если нам не нужно водное крещение, зачем мы все крестились? Говорят: “Водное крещение не спасает. Кровь спасает тебя”.

Я с этим соглашусь. Это—это правильно. Кровь спасает вас, а не вода. Но мы должны принять воду, как внешнее выражение того, что внутри произошло действие благодати. Понимаете? Точно так же должны мы поступать и с причастием!

Когда мы приняли Господа, нашу Жертву, в нас, в виде духовного Рождения в нас, и Его Тело, мы живём Им через Слово, то мы также должны и символизировать это, потому что это — заповедь. “Покайтесь каждый из вас и креститесь во Имя Иисуса Христа для прощения ваших грехов”.

22 Павел сказал: “Я сам от Господа получил то, что и вам возвещаю. ‘Что Господь Иисус в ту самую ночь, когда предан был, взял хлеб, и, преломив, дал ученикам, и—и сказал: “Возьмите, ядите, это творите в Моё воспоминание”. Потому что когда берёте этот хлеб, возвещаете Его смерть, доколе Он придёт’.” Теперь, мы обнаруживаем, что при этом всём есть такие люди, которые приходят и…

Этот дорогой брат, очень хороший брат, пришёл и сказал: “Я никогда—я никогда не принимал его, Брат Бранхам, я не понимаю, что это такое”. Сказал: “Я был научен другому”.

Я сказал: “Но помни — мы признаём, что Святой Павел привёл это в порядок в ранней Христианской Церкви. Они ходили из церкви…из дома в дом, преломляли хлеб в единстве сердца, и так далее. Так вот, — я сказал, — он действительно установил это в Церкви. Галатам 1:8, он сказал: ‘Если даже ангел с небес придёт и скажет что-то другое — да будет проклят’, — видишь, видишь, это тот же самый, который приказал им перекреститься от Иоаннова крещения, креститься в Имя Иисуса Христа”.

25 Видите, существует три вещи, которые мы должны—три вещи, которые мы должны исполнять, как символы: вечеря Господня, омовение ног, водное крещение. Видите? Существуют…

Скажете: “Ну…” Так вот, Армия Спасения берёт это вот отсюда: “Умирающий вор, когда умер, он даже не был крещённым, и при этом Иисус сказал, что он будет на Небесах”. Это совершенная правда. Точно так. Но вы видите, он—он—он распознал Иисуса прямо там, в тот час, когда он умирал. Видите? Это единственная…это единственная возможность, которая у него была. Он—он был вором, он был вдалеке, он был в стороне. И он, как только увидел Свет, он распознал Его: “Господи, вспомни обо мне!” И Иисус…Это была правда.

Но для нас с вами, кто знал, что нужно креститься, и отказался сделать это — тогда это будет между вами и Богом. То же самое и с причастием!

И теперь, когда мы принимаем причастие, это не просто сказать: “Я приду сюда, съем немного хлеба, и я считаю, что я Христианин”. Но, если вы обратили внимание, в Библии сказано: “Ядущий и пьющий недостойно будет виновен против Крови и Тела Господа”. Видите? Вы должны жить жизнью, которая—которая…перед людьми, которая…перед Богом и людьми, которая покажет, что ты—что ты искренний.

29 Ещё одну минутку. Теперь, в Ветхом Завете, тогда, когда жертвоприношение было уставом, или же постановлением. Точно так же и водное крещение есть постановление, также и омовение ног постановление, точно также и вечеря Господня — постановление. “Благословен исполняющий все Его постановления, хранящий все Его уставы, все Его заповеди, чтобы ему иметь право войти в Дерево Жизни”.

Теперь, заметьте сейчас это вот здесь, в этом первоначальном, когда сначала это было постановление Божье — приносить жертву в церковь и в храм, и жертвенник, и приносить твой дар, и—и за твои грехи в жертву ягненка. Да, могу себе представить какого-то брата-Иудея, идущего по дороге, зная, что он виновен, и он идёт к жертвеннику: или как он ведёт своего упитанного вола или быка, или что там у него было — или барана, или ягнёнка, что-нибудь. Он вёл его по дороге так искренне, как только мог вести, он приходил туда, соблюдая Божье постановление настолько искренне, насколько он только мог.

31 Затем, он возлагал свои руки на него, исповедуя свои грехи, и священник перекладывал это (его грехи) на ягнёнка, и горло ягнёнка перерезалось, и—и тот умирал за него. Когда он там лежал, маленький ягнёнок, дёргаясь и истекая кровью, его руки были все в крови — она разлеталась вокруг него (маленький ягнёнок блеет, когда умирает), он осознавал, что согрешил и кому-то нужно было умереть за него. Поэтому он приносил смерть этого ягнёнка за свою смерть. Видите, ягнёнок умирал вместо него. Тогда этот человек делал это искренне, всем своим сердцем.

И вот, раз за разом это продолжалось снова и снова, пока, наконец, не стало традицией. Заповедь Божья стала традицией для людей. И затем, вот он идёт: “Так, давайте-ка посмотрим, сегодня сделал вот это, наверное, я лучше схожу. Да, лучше принесу в жертву быка”. Он шёл туда: “Ну, Господи, вот мой бык”. Видите, нет никакой искренности, никакого понимания в этом.

Так вот, мы не хотим принимать причастие таким образом. Когда мы приходим к столу Господню — это то же самое.

34 Исайя 35…нет, прошу прощения. Исайя 60…Позвольте, я заберу слова обратно. Я—я—я думаю, это Исайя 28, где мы найдём это. Я почти полностью уверен, что это та глава. Он сказал: “Правило должно быть на правиле; и строка на строке; здесь немного и там немного. Держись того, что доброе. Запинающимися устами и на других языках буду говорить к этому народу. И это есть Покой”.

Он сказал: “Все столы Господни стали полны блевотины. Кого Я могу научить Учению? До чьего разумения Я могу довести это?” Видите? Я думаю, что это было правильное место Писания, Исайя 28: “Кого Я могу научить Учению?” Видите: “столы”.

36 И вот, мы обнаруживаем сейчас, что это великое дело — то, что мы собираемся совершать сегодня вечером в ознаменование Его смерти и Его Тела, от которого, мы верим, что вкушаем каждый день или же только что вкусили, когда наш брат проповедовал нам. Принимая Слово Божье мы верим Ему всем своим сердцем. Мы видим Его проявленным; мы видим Его данным нам; мы видим Его подтверждённым; мы ощущаем Его в наших жизнях. И мы должны приходить к этому с полным осознанием того, что мы делаем, а не просто потому, что это какой-то порядок.

Вы приходите в церковь, и очень часто вам дают какой-то там сухарь или что-то наподобие, и ломают его, и хлебцы или—или что-то такое, и—и ломают их; и люди, которые курят, пьют, и всё такое, из-за того, что они — члены церкви, приходят и принимают вечерю Господню. Но это же мерзость перед Богом!

38 Даже жертва, сказано: “Твои дни освящения и твоя жертва стали зловонием в ноздрях Моих”. И при этом Он постановил им приносить эту жертву. Но то, как они с ней обращались, стало зловонием, вонью в Его носу (Его ноздрях), та самая жертва, которую Он установил.

И вот таким образом мы принимаем Слово Божье, слишком много Христиан сегодня (так называемых) делают это. Мы встаём и учим этому Слову, а говорят: “Иисус Христос не Тот же самый вчера, сегодня и вовеки”, и учим тому, что Он обещал нам, что Он почтит, а говорят: “О, ну это было для чего-то другого”, — наше торжественное поклонение становится вонью в Его носу. Он никоим образом не примет его. Вот в чём причина — из-за наших традиционных привычек!

Вечерю Господню принимают не по традиции. Её принимают потому, что любовь Божья в твоём сердце, соблюдая заповеди Божьи. Видите, вот почему вы её принимаете.

41 Итак, если вы принимаете её не искренно, а просто как традицию: “Ну, наша церковь проводит причастие каждое воскресенье или раз в месяц, или дважды в год”, — и идёте, и говорите: “Так, моя очередь подошла”, — и—и потом принимаете причастие, о, это вонь для Бога! Видите, это просто традиция.

Точно так же как и всё остальное — вы—вы должны быть искренними. Бог желает глубины вашего сердца. Помните, тот самый Бог, который привёл вас на эту землю — это Тот же, Которому вы служите. Понимаете?

Вы совершаете это потому, что Он сказал так, потому, что это Его порядок. Тогда нам нужно приходить с самой глубокой искренностью, зная, что благодатью Божьей мы были спасены. И мы—мы любим Его, и мы чувствовали Его Присутствие, и мы—мы видим, как Оно изменило наши жизни. Всё наше—наше естество изменилось. Мы—мы—мы другие люди. Мы не живем так, как жили раньше, мы не думаем так, как мы думали раньше.

44 Например, как эта Книга, и то место, о котором мы говорили — две Книги, являющиеся Одной, Книгой Жизни. Появление первой Книги жизни было, когда вы родились, это было ваше естественное рождение. Видите? Но потом, однажды, где-то там, глубоко-глубоко внутри оказалось маленькое семечко Жизни, как я объяснял некоторым молодым сёстрам в доме сегодня, после обеда. Видите, есть маленькое семечко Жизни, которое лежит там, о котором вы задаётесь вопросом: “Откуда Оно появилось? Что—что это за странные вещи?”

Я это говорил применительно к себе, как и вы бы сказали: “Уилльям Бранхам, да-а, сорок лет назад Уилльям Бранхам не был такой какой он сегодня”. Если кто-нибудь тогда в прошлом, он сказал бы: “Уилльям Бранхам, он был первосортным пройдохой”, — видите, потому что я был рождён от Чарльза и Эллы Бранхам. В их природе я был грешник, я пришёл в мир, лжец и все привычки мира находились во мне. Но также там внутри меня присутствовала и другая Натура, видите, предопределённая, находившаяся там от Бога. В том же самом теле — две натуры внутри него.

Вот, я патокал только одной. Она возрастала, я лопотал как младенец: “Пап-па”. Первым делом, знаете, я стал лжецом, стал всем прочим, кем является грешник, потому что я рос таким образом. Но всё это время там, глубоко внутри была крошечная частичка Жизни.

47 Я помню, маленьким мальчиком…(Надеюсь, я не слишком долго задерживаю вас. Но, зная…) Сидя там…на—на берегу ручья, и я обычно сидел там по вечерам и обозревал окрестности. Папа и мама, теперь они уже отошли на покой. И в те дни мы были грешниками, в наших домах совсем не было Христианства. И, о-о, пьянство, вечеринки, и бесстыдное поведение; мне от этого становилось плохо, я брал свой фонарь и собаку и шёл в лес, чтобы там провести ночь. Зимой я охотился, пока не кончалась вечеринка — может быть до рассвета следующего дня. Приходил домой, и ещё не закончилась: я забирался на крышу сарая и там спал, дожидаясь рассвета.

Потом, я задумываюсь о том, как тогда, когда бывал там летом — брал свои колышки и ставил их, чтобы сделать некое укрытие от ветра или от дождя, если шёл дождь; лежал там и колышки стояли в воде, ловил рыбу; моя старая енотовая собака лежала там. Я говорил: “Глянь-ка сюда. Знаешь, прошлой зимой однажды ночью я разбил лагерь прямо на этом месте; я развёл костёр прямо вот здесь когда я ожидал свою старую собаку у дерева и у меня здесь был костёр. Земля промёрзла на пять дюймов. Но — маленький цветочек, откуда ты взялся?” Видите? “Ну, и откуда ты взялся? Кто пришёл сюда и посадил тебя? И из какой теплицы тебя принесли? Или—или же что на счёт того, откуда ты произошёл?” Видите? Этот цветочек, я говорил: “О, здесь же всё замёрзло, и так далее, а я развёл тут сверху костёр. Кроме мороза был нагрев, находившийся здесь, на большом старом бревне, там, где я жёг его. И при этом — ты здесь, и ты жив. Откуда ты взялся?”

Что же это было? Это был другой Уилльям Бранхам. Понимаете? Маленькое пятнышко Вечной Жизни где-то там внутри от—от—от генов Бога, Слово Божье, Которое было заложено там внутри. Каждый из вас мог бы вспомнить нечто похожее. Видите, Оно действовало.

50 Затем, смотрел ввысь на деревья и думал: “Лист, я видел, как ты упал в прошлом году, а почему ты снова на дереве? Откуда ты взялся? Что тебя поместило сюда?” Видите, это была Вечная Жизнь, действующая в теле.

И вот, затем, однажды, когда я шёл, этот Голос проговорил: “Не кури никогда, не пей и так далее”. И вся молодёжь, и все прочие стали немного постарше. Видите, там было Нечто движущееся.

Но при этом вдруг я взглянул вверх и сказал: “Я не сын Чарльза и Эллы Бранхам. Что-то зовёт”. Как и мой орлёнок: “Я не цыплёнок. Есть Нечто где-то там вверху. О, Великий Иегова, Кто бы Ты ни был, откройся! Я хочу прийти домой. Во мне есть Что-то, что зовёт”.

Затем я был рождён заново. Та маленькая Жизнь лежала там, вода жизни излилась на Неё, и Она начала расти. И вот та старая жизнь была прощена, брошена в море Божьего забвения, чтобы больше никогда не быть вспомянутой против меня. Видите? Теперь мы стоим оправданные (как будто никогда не грешили) в Присутствии Божьем.

54 Так что, когда мы приходим к столу Господню, мы должны приходить в почтении, любви и уважении к тому, что: “Посмотрите где бы мы были, если бы не Он”. Понимаете? Посмотрите, где было бы…

Поэтому, я думаю, Павел говорил это: “Поэтому, когда сходитесь вместе, друг друга ждите”. Что другими словами, означает просто ожидать несколько минут, молиться, проверять себя. И если вы знаете брата, находящегося здесь, который как будто бы сделал что-то неправильное или что-то в этом роде, молитесь за него также. Понимаете? Видите: “друг друга ждите”, — подождите всего минутку, молитесь. Если есть что-то между вами, или ещё что-нибудь, не—не приступайте к этому—не приступайте к этому, пойдите, приведите сначала это в порядок. Понимаете? Пойдите, исправьте это сначала, потому что сюда нужно подходить настолько чистыми, насколько только мы можем быть, в своих мыслях друг о друге, и по отношению к Богу, и друг ко другу, и после этого мы приходим и имеем общение вокруг стола Господня. Понимаете?

56 И мы делаем это, потому что мы воздаём Ему благодарность, и друг с другом, разделяя между собой один хлеб и выпивая вместе одно вино, как Его Кровь и Его Плоть.

“Если не будете есть Плоти Сына человеческого и пить Его Крови — не имеете в себе Жизни”. Видите? Вы видите — это то, что сказала Библия. Если не будете делать — нет Жизни. Вы видите? Вы тогда так или иначе показываете, что стыдитесь отождествить себя, как Христианина, из-за той жизни, которой вы живёте. И тогда это действительно открытая проверка. Потом, если вы не делаете этого — не имеете Жизни. Если делаете это недостойно, вы виновны перед Телом Господа.

То же самое и при водном крещении. Если мы скажем: “Мы верим в Иисуса Христа, Он спас нас от греха и мы крещены во Имя Иисуса Христа”, — что ж, мы—мы бесчестим Его, мы совершаем такие вещи, которые неправильные, и мы—мы должны будем заплатить за это. И ещё одно: когда мы делаем так, мы пытаемся заявлять одно, а делаем другое.

59 Вот в чём сегодня у нас беда. Что я думаю…Я говорю: “у нас”, — у меня и у церкви, к которой Господь Бог мне позволил говорить в эти последние часы, потому что мы верим, что мы находимся в заключительном времени. Мы верим, что Бог дал нам Послание. Оно было предназначено Богом, Оно было доказано Богом. Оно было показано Богом. Теперь, мы должны прийти к Нему в почтении, и в любви, и в—в чистоте сердца, разума, и души.

Вы знаете, вскоре настанет такой час, когда—когда прямо среди нас будет…Святой Дух будет говорить так, как Он проговорил к Ананию и Сапфире. Запомните, вот — этот час приближается. Видите? И мы…Так вот, просто помните это, понимаете — что Бог будет обитать среди Своего народа. Это то, что Он хочет делать сейчас.

61 Мы можем принять Послание, как, скажем…Если бы я был молодым и—и искал бы жену, и мне удалось бы найти жену, я сказал бы: “Она — просто совершенство. Она — Христианка. Она — леди. Она именно такая, я имею доверие”. Не имеет значения, сколько там доверия, как сильно я считаю, что она прекрасна, я должен принять её, она должна принять меня, видите, на основании этих обещаний.

И вот, то же самое мы обнаруживаем и с Посланием. Мы видим, что Оно верное. Мы видим, что Бог подтверждает, что Оно верное. Оно совершенно верное. Год за годом, год за годом. Оно продолжает оставаться верным, продолжает оставаться верным. Всё, что Оно говорит, происходит в точности так, как Он сказал. Так вот, мы знаем, что Оно верное, но, понимаете, не делайте это с интеллектуальной точки зрения. Если вы поступите так, вы получите подержанную религию. Понимаете? Мы не хотим подержанную религию — того, что кто-то уже испытал, а мы живём за счёт—за счёт их свидетельства.

63 Я думаю, это был Иисус, который сказал Пилату — так какое-то слово, о котором я несколько минут назад размышлял, а Он сказал его там: “Кто сказал это тебе?” Или: “Было ли это открыто тебе? Откуда ты это всё узнал?” — другими словами. Я не знаю какое именно это слово, с тех пор, как я прочитал, прошло много времени, но: “Откуда ты—откуда ты это узнал? Как? Откуда? Кто открыл это тебе?” Про то, что Он Сын Божий. “Кто открыл это тебе? Рассказал ли тебе об этом какой-то человек? Или, — как Иисус сказал, — Отец Мой на Небесах открыл это тебе?” Видите? Видите? “Как ты выучил это, из вторых рук или это совершенное откровение от Бога?”

Является ли это причастие просто чем-то, ради чего я прихожу, какой-то порядок, со словами: “Ну, все остальные принимают это, и я тоже”? Это откровение того, что я — часть Его, и я часть вас, и я люблю вас, и я люблю Его, и мы принимаем это вместе, как символ нашей любви к Богу, и нашей любви, и нашего общения друг с другом.

65 Теперь, я хочу прочитать вам немного из Писания. И затем, я думаю… Где вы… Как захочет это сделать Брат Пэрри. Я бы хотел, чтобы вы прочитали это вместе со мной, если у вас есть ваши Библии. 1 Коринфянам, 11-я глава, и начиная с 23-го стиха.

И потом, также в нашей скинии, мы всегда проводили это, и омовение ног, всегда, потому что они идут рука об руку, вместе. Я полагаю, брат объявил это “вечером в среду”, — из-за множества людей, и вы не имеете достаточно…места, чтобы разместить людей для омовения ног, это собрались…собрались провести в среду вечером.

67 Итак, 23-й стих 11-й главы 1 Коринфянам, послушайте сейчас Павла. Помните, и не выпускайте этого из головы. Галатам 1:8: “Если мы или ангел с небес будет проповедовать какое-то другое евангелие вам, — (чем то Евангелие, которое он проповедовал), — да будет проклят.” Видите?

Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту самую ночь, в которую предан был, взял хлеб

И возблагодарив преломил…сказал: Примите, ядите, сие есть Тело Моё, за вас ломимое: сие творите в Моё воспоминание.

68 Теперь позвольте мне остановиться здесь, чтобы сказать: но принятие тела Господа Иисуса Христа при этом причастии не означает, что это причастие есть буквальное тело Христа. Это Католичество. Я не считаю, что это правильно. Я верю, что это только лишь постановление, которое дал нам Бог, понимаете, это не является на самом деле телом. Это…Так вот, это просто кусочек кошерного хлеба. Это просто постановление.

Точно так же я не верю, что крещение Иисуса Христа (во Имя Иисуса Христа) в воде прощает ваши грехи. Я не верю, что вы…Я думаю, что вы можете креститься хоть целый день подряд… Так вот, я понимаю, что, возможно, здесь находятся люди, которые посещают Апостольскую церковь, то есть, я имею в виду, Объединённую Пятидесятническую церковь, где так учат. Но, понимаете, я—я не верю, что вода прощает грехи. Или же, если бы прощала, то Иисус напрасно умер. Понимаете? Я верю, что это только постановление Божье, понимаете, чтобы показать, что вы получили прощение. Но принимать крешение для возрождения — нет, я—я—я не верю, что вода прощает грехи.

Точно так же я не верю, что этот хлеб и вино имеют какое-то отношение к вам — только соблюдение постановления, которое Бог установил для нас исполнять. Видите? Это так. Я считаю, что с водным крещением то же самое. Я верю, что мы обязаны это делать, что Он сделал всё это как пример для нас. И это Он сделал как пример для нас. И ноги Он омыл как пример для нас.

71 Далее: “Также и чашу”, — 25-й стих:

Также и чашу после вечери, и сказал: Сия чаша есть новый завет в Моей крови: сие творите, когда только будете пить в Моё воспоминание.

Ибо всякий раз… (Помните это!) Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьёте чашу сию, смерть Господню возвещаете доколе Он придёт. (До каких пор? “Доколе Он придет!” Видите? Видите?)

Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней.

Позвольте на минутку остановиться. Причину, почему он сказал это, вы найдёте здесь же в другом стихе, в другой главе, что он сказал: “Насколько я понимаю, когда вы—когда вы сходитесь вместе вы едите и даже напиваетесь за столом Господним”. Они неправильно поняли это, видите. Они просто обжирались там, видите. Точно так же, как люди сегодня делают — живут какой угодно жизнью и принимают это. Видите? Он сказал: “У вас есть дома, чтобы есть там, понимаете. Но это есть постановление, которое мы должны соблюдать, вот как”. И теперь:

Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего, и пьёт из чаши сей.

Ибо кто ест и пьёт недостойно, тот ест и пьёт в осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. (Видите?)

73 Кем ты являешься? Ты Христианин, ты живёшь перед всеми, как Христианин. И если ты принимаешь, и не живёшь, как Христианин, ты не различаешь Тела Господнего. Ты полагаешь камень преткновения у кого-нибудь на пути, понимаешь, так как они видят, что ты пытаешься делать это, и потом не живёшь так, как должен был бы. Видите, вы не различаете Тела Господнего. Теперь, смотрите, что это…какое проклятие за это:

Оттого многие из вас немощны и больны, и многие уснувшие. (Правильный перевод этого слова, Брат Пэрри, — “мертвы”. Видите? Видите: “многие мертвы”.)

Ибо, если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы. (Видите, если мы осудим себя, то не будем осуждены. Видите?)

Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осуждёнными с миром. (Видите, никакой привязки к миру.)

Посему, братия мои, собираясь на вечерю, друг друга ждите. (Видите?)

А если кто голоден, пусть ест дома, чтобы собираться вам не на осуждение. Прочее устрою, когда приду. (Видите?)

Так вот, другими словами, не приходи просто, чтобы взять это как… Как я уже сказал недавно об Иудеях, об их жертвоприношении, они…Это было чудесно, это было дано Богом, но дело дошло до того, что они не совершали этого в искренности и в почтении, и в порядке, тогда это стало просто…это стало зловонием в Его носу.

75 Теперь, то же самое и когда мы подходим для принятия вечери Господней, что мы должны приходить, осознавая, что мы делаем. Точно так же как и тогда, когда вы идёте в воду, чтобы креститься во Имя Иисуса Христа, вы осознаёте, что вы делаете, вы облекаетесь перед церковью в то, что Бог поместил внутрь вас — Христа.

Когда мы принимаем это, то это показывает церкви, что: “Я верю каждому Слову Божьему. Я верю, что Он есть Хлеб Жизни, который сошёл от Бога с Небес. Я верю в то, что каждое Слово, что Он говорит, есть Истина. И я живу Им настолько, насколько я могу понять. Бог мне Судья. Поэтому, перед моими братьями, перед моими сестрами…я—я не клянусь, я не ругаюсь, я не делаю такого, потому что я люблю Господа, и Господь знает это и свидетельствует обо мне. Поэтому, перед вами, я беру частичку Его Тела, чтобы знать, что я не осуждён с миром”. Видите, вот таким образом, тогда это благословение.

И помните, я бы мог дать много свидетельств об этом, где я брал это и объяснял в комнате с больными, и видел, как они исцелялись.

Помните, когда Израиль принимал прообраз этого, они ходили сорок лет по пустыне, и их одежды ничуточки не износились, и они вышли из пустыни без единого слабого среди них, имея два миллиона человек, как прообраз этого. И вот, что же сделает сам Образ? Если тело жертвенного животного совершило вот это для них, что же Тело Иисуса Христа, Эммануила, сделает для нас? Давайте будем в почтении, когда будем подходить. Давайте, насколько только возможно, будем пребывать в почтении, когда будем подходить.